Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 37 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 7
ХудшийЛучший 
Татищев Василий Никитич (19(29).04.1686 - 15.07.1750) — выдающийся ученый, горнозаводский деятель и администратор первой половины XVIII в., один из наиболее ярких и разносторонних «птенцов гнезда Петрова». 
Ученая деятельность Татищева была весьма разнообразной. Татищев Василий Никитич оставил глубокий след в исторической науке, географии, картографии, экономике, а также правоведении, археологии, этнографии и филологии. Особенно велико значение научных работ Татищева Василия Никитича в области русской истории и географии. 
Татищев Василий Никитич один из первых в России потрудился над тем, чтобы дать этим отраслям знания современную научную основу. Замечательной чертой Татищева, воспитанника Петровской эпохи, было умение ставить науку на службу практическим целям. В частности, географическую науку Татищев Василий Никитич связывал с задачами хозяйственного развития России, а также с ее военными и административными потребностями. 
Отметим, наконец, что Татищев был энергичным пропагандистом-просветителем, ратовал за распространение образования в русском народе, строил много школ, интересовался и занимался методическими вопросами. 
Татищев родился 19 (29) апреля 1686 г. в Пскове (или в родовом поместье около Пскова). Происходил из знатного, но захудалого дворянского рода. О начальных годах жизни Татищева Василия Никитича почти ничего неизвестно. Образование он получил, как полагают, в Московской артиллерийской и инженерной школе, которой заведывал крупный деятель Петровской эпохи Я. В. Брюс. 
В 1704 г. (18 лет) Татищев Василий Никитич поступил на военную службу; в 1705 г. был при осаде и взятии Нарвы; в 1709 г. участвовал в знаменитой Полтавской битве; в 1711 г. — в Прутском походе; в 1714-1719 гг. неоднократно посылался за границу с различными поручениями дипломатического характера. 
В 1719 г. Татищев состоял при президенте берг- и мануфактур-коллегии Я. Брюса и получил задание составить географию России, пособие для создаваемых тогда Петром школ. Занятия его в области географии были, однако, скоро прерваны назначением в марте 1720 г. на Урал в качестве начальника уральских заводов. На Урале Татищев развивает замечательную деятельность по строительству заводов и основывает центр горнозаводского Урала — Екатеринбург. Из-за происков А. Демидова Татищев Василий Никитич в 1723 г. должен был покинуть Урал. 
1724—1726 годы Татищев Василий Никитич находился в командировке в Швеции, где должен был знакомиться с положением горного и монетного дела, нанимать на русскую службу разных мастеров, содействовать обучению русских горному делу в Швеции и т. п. По возвращении в Москву Татищев становится одним из руководителей монетного дела России. В 1730 г. он принимает видное участие в событиях, связанных с восшествием на престол императрицы Анны, возглавляя борьбу мелкопоместного дворянства с «верховниками». 
В 1734 г. Татищев Василий Никитич снова назначается начальником уральских заводов, где ведет плодотворную работу по развитию уральской горнозаводской промышленности и в то же время много работает над вопросами русской географии и истории. 
В 1737 г. Татищев Василий Никитич назначается на место умершего И. К. Кирилова руководителем так называемой Оренбургской экспедиции, а затем в 1741 г.— губернатором в Астрахань. Последние годы жизни (с 1745 г.) он провел в своем подмосковном имении Болдино, где умер 15 июля 1750 г. 
Татищев был патриотом, горячо любившим свою родину, боролся с немецким засильем и бироновщиной, восставал против суеверия и обскурантизма. За это Татищев Василий Никитич испытал немало превратностей в своей судьбе, был много раз под судебным следствием и даже сидел в Петропавловской крепости. 
Несмотря на огромную административную деятельность Татищев не прекращал своих научных занятий и создал ряд работ крупнейшего значения в различных областях знания. Из его научных работ главное место занимает пятитомная «История Российская...», положившая начало научному критическому использованию исторических документов. За эту работу его часто называют первым русским историком. 
Но и в географическую науку Татищев Василий Никитич сделал тоже очень значительный вклад. Полагая, что для созданий географии России недостает прежде всего фактического материала, и не удовлетворяясь случайными и разрозненными данными ведомственных канцелярий того времени, он пришел к правильной мысли сделать попытку собрать географические сведения путем специального вопросника, разосланного на места от имени Академии наук. Такой вопросник был составлен им в середине 30-х годов XVIII в. Это была первая научно разработанная программа обследования местности. Она положила начало целому ряду анкетных обследований России Академией наук (по анкете Ломоносова), сенатом, Вольным экономическим обществом и др.  
Анкета Татищева, отличающаяся разносторонностью и строго научным характером, и сейчас представляет немалый интерес для методики полевых географических обследований. Уже одна эта заслуга выдвигает Татищева Василия Никитича в первые ряды зачинателей русской географии. 
В анкете Татищева, названной им «Предложение о сочинении истории и географии российской» и содержащей 198 вопросов, большое внимание уделяется как физико-географической, так и экономико-географической характеристике местности и проявляется особый интерес к возможностям использования природы в хозяйственных целях. Татищеву не удалось получить одобрения своей анкеты со стороны Академии наук, поэтому Татищев Василий Никитич не смог разослать ее по всей России. Но Татищев  разослал ее по Сибири, в отношении которой обладал некоторой властью в качестве начальника сибирских заводов (тогда и Урал относили к Сибири). На основании собранных сведений им была предпринята попытка написать географию Сибири в двух частях: первая должна была дать описание Сибири в целом, вторая — описание отдельных провинций. Эта работа не была им закончена, но в дошедших до нас первых главах содержится много интересного. 
Весьма любопытна подробно разработанная Татищевым программа этого сочинения, как попытка комплексного всестороннего подхода к описанию территории. В другой работе — «Руссиа, или, как ныне зовут, Россиа» — Татищев Василий Никитич дал свое районирование России с учетом размещения народностей; это одна из наиболее ранних географических попыток такого рода. В ней Татищев  выступает также как сторонник исторического подхода к географическим явлениям, считая необходимым дать характеристику не только современной ему России, но и «древней России». Важнейшую роль в развитии русской географии сыграли 43-я глава татищевской «Истории Российской» («О географии вообсче и о русской») и вводная часть («Предложения...»), в которых впервые в России были сформулированы теоретические основы географической науки, показана с большой силой практическая важность этой науки для народного хозяйства и государственной политики. 
Приведем его определения физической и политической (соответствует современной экономической) географии из 43-й главы «Истории Российской»: физическая география, по мнению Татищева, «...показует по разности положений разность пременений воздуха, теплоты и стужи и произходясчего из того природного довольства и недостатка, не токмо на поверхности, но внутрь земли и воды родясчегося, которое к рассуждению о примножении пользы и отврасчении вреда весьма полезно и нуждно». Политическая (экономическая.— Л. И.) география — «... описание представляет селения великие и малые, яко грады, пристани и пр., правительства гражданские и духовные, способности, прилежности и искуства, в чем-либо того предела (местности.— Л. И.) обыватели упраждняются и преимусчествуют, яко же их нравы и состояния и как сии обстоятельства по времянам пременяются». 
Для понимания теоретических взглядов Василия Никитича Татищева важно еще следующее место из его труда: «Гистории же всякая хотя действа и времена от слов имеют нам ясны представить, но где, в каком положения или расстоянии, что учинилось, какие природные препятствия к способности тем действам были, також, где которой народ прежде жил и ныне живет, как древние городы ныне имянуются и куда перенесены, оное география и сочиненные ландкарты нам изъясняют. И тако, гистория, или деесказания и летописи, без землеописания (географии) совершенного удовольствования к знанию нам подать не могут». Отсюда видно, что Татищев Василий Никитич довольно отчетливо понимал комплексный характер географии, необходимость изучения природы и хозяйства в их взаимной связи и в различиях от места к месту, а также значение географии для истории и значение исторического подхода к географическим явлениям. 
Отметим также работу Татищева «Лексикон Российской, гисторической, географической, политической и гражданской», доведенный им до буквы «к» (издан в 1793 г.). Это по сути дела первая русская энциклопедия. В ней много ценных географических статей (преимущественно описания губерний, провинций, городов, рек, озер, урочищ). Экономико-географические объекты обычно характеризуются краткими топографическими данными, определяющими их географическое положение, перечислением крупнейших исторических событий в указанием на главные отрасли хозяйства и производимые продукты. Описание физико-географических объектов сопровождается зачастую их хозяйственной оценкой, а кое-где дается и история открытия («Каспий», «Арал и Аральское морьце»). 
В статье «Земля» Татищев Василий Никитич решительно выступает в защиту теории Коперника. Большой интерес представляют помещенные в «Лексиконе» характеристики народностей России и некоторых смежных государств (например, башкир, кабардинцев и др.). Не менее важны для науки, и со стороны исторической и со стороны теоретической, объяснения, данные Татищевым различным географическим понятиям и терминам (дол, долгота, губа, залив, зона, земля, гавань, город и т. д.). 
В области картографии Татищев Василий Никитич особенно много сделал, когда после смерти И. К. Кирилова некоторое время возглавлял геодезические работы в России. Особое внимание Татищев Василий Никитич обратил на качество съемок, которое нашел неудовлетворительным. Им была написана инструкция для геодезистов; он принял живое участие в обсуждении инструкции Делиля по производству картографических работ в России. Интересны также его замечания на академический атлас 1745 г. Татищев всегда указывал на тесную связь картографии с географией и советовал сопровождать карты географическими описаниями, так как «одно без другого недостаточно». Татищев Василий Никитич полагал даже, что руководство картографическими съемками должно принадлежать географу, что геодезисты «...употребляются к сочинению ландкарт, которые подчинены географу или землеописателю...». Мысли его о важном значении карты для географических исследований были полностью восприняты нашей географической наукой. 
Своей замечательной деятельностью в области географии Татищев Василий Никитич оказал огромное влияние на развитие этой науки в России. Татищев Василий Никитич не был одиночкой. Из его переписки мы знаем, что он положил немало труда и старания на воспитание новых кадров, в частности возбудил интерес к географии у крупнейшего географа следующего поколения — П. И. Рычкова и руководил его первыми шагами на этом поприще. Татищев Василий Никитич оказал также большое влияние на М. В. Ломоносова, который относился к нему с большим уважением, как это видно, например, из письма Ломоносова к Татищеву от 27 января 1749 г. (1). Известный историк С. М. Соловьев, оценивая исторические труды Татищева, писал: «Он первым начал дело так, как следовало начать...» (2). Эта высокая оценка не в меньшей мере относится к Татищеву-географу. 
Татищев Василий Никитич был первым теоретиком географии в России; в своих теоретических построениях он гениально предвосхитил многие основные черты современной географии. Татищев Василий Никитич выдвинул идею историзма и причинности, показал значение связи карты с описанием, пытался научно анализировать административное деление тогдашней России и т. д. Ему же принадлежит первая научно разработанная программа полевых географических обследований, причем Татищев Василий Никитич был и одним из крупнейших организаторов таких обследований. Никто до него не сознавал с такой отчетливостью практического значения географии для народного самосознания, для государственного управления, для хозяйственного строительства и никто до Татищева не боролся с такой страстью, убежденностью и энергией за дело широкого распространения и развития географического образования в нашей стране.