Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 10 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Вкратце напомню суть дела, потрясшего в начале февраля этого года, без преувеличения сказать, всю Россию. Молодой отпрыск богатого отца, подарившего сыну в управление сеть автозаправок, дважды стреляет во время ссоры из травматического пистолета в голову бывшего детского кардиохирурга Олега Спиридонова. Суд районного центра (г.Богородск) Нижегородской области установил по свежим следам меру пресечения свободы молодому «хозяину жизни», домашний арест. Эта «модная» ныне мера вызвала взрыв негодования сначала в среде нижегородских хирургов, а потом и всей общественности областного центра и области. От полученных тяжких ранений через четыре дня Спиридонов скончался. Хирурги направили в «Советскую Россию» возмущенное письмо, в областном суде номинального пока убийцу берут под стражу после вынесения соответствующего приговора. Затем последовали еще промежуточные суды, и вот, наконец, решающий, но, по всей видимости, не последний суд. Практика апелляций отработана сейчас блестяще.
Девять часов 18 октября сего года. Город Богородск. Тишина и покой. Ужасающая российская реальность с многочисленными  убийствами и насилием, не говоря о грабежах, притупила сознание граждан. Поговорили, поплакали и … забыли, так как следом идут новые убийства, новые акты вандализма и насилия. Одним словом – буржуазный порядок.
В зале всего 4 треноги телевизионных компаний. Бывало и гораздо больше. Забегая вперед, скажу, что 21октября их осталось всего две, а с 22 – ни одной. Яркое подтверждение мозаичности современного сознания: сначала бурный, если не сказать, буйный ажиотаж, а потом равнодушное молчание. Результат уже мало кого интересует. Главное, потрясти, прозвенеть. Как-то неловко напоминать, что главное – результат, а не действие. 
Вот, ведут подсудимого. Высокий, молодой человек (24 года) невзрачной наружности. Увидишь такого на улице, и не обратишь никакого внимания. Теория Чезаре Ломброзо вряд ли прояснила ситуацию, исходя из внешности Бровкина. Вокруг бронежилеты, темно-серая форма, суровые взгляды, тяжелые затылки, широко расставленные ноги. Все атрибуты либеральной власти налицо. Власти, так сказать, постфактум. Пресекать и предупреждать волны убийств она не в состоянии.
Председатель Богородского суда Евдокимова Лидия Александровна ведет это нашумевшее дело. После обычного предварительного судебного ритуала слово берет прокурор. Ссора двух мужчин, затеянная молодым богачом 3 февраля, на парковке горнолыжного курорта Хабарское, что недалеко от Богородска. Получив отпор от 52-летнего Олега Спиридонова, молодой повеса под парами кокаина (еще одно обстоятельство), не привыкший к такому, выхватывает из «бардачка» своего внедорожника травматический пистолет и стреляет в висок противнику. Спиридонов падает на колени, но, найдя силы, шатаясь и держась обеими руками за голову, доползает до машины и опирается на сиденье. Бровкин подходит к беспомощной жертве и  стреляет второй раз в упор.   
«Множественные переломы лицевых костей, разрывы твердых мозговых оболочек, повреждения теменных и височных частей черепа, кровоизлияния  в мозг и лицо…2 инородные частицы не биологического происхождения», - от обвинительной речи прокурора становится жутко и зябко. Все эти травмы, не совместимые с жизнью, наносит «безобидный» травматический пистолет, запросто продающийся в магазинах. Зачем? Ответа нет. Поговорили, пошумели всероссийские «думцы» три года назад после аналогичного убийства футбольного болельщика в Москве и затихли. А «безобидный» убийца в руках респектабельных небедных людей (людей ли?) продолжает свое черное дело.
Государственный обвинитель констатирует, что подобное злодеяние подпадает под часть 1 статьи 105 УК РФ «Убийство», то есть «умышленное причинение смерти другому человеку». Кстати, наказание от 6 до 15 лет лишения свободы. Подсудимый признает вину лишь частично, говоря, что выстрелы произошли из-за неосторожного обращения с пистолетом. Значит, процесс будет долгим.
Потом пришел черед потерпевшей стороны. Гражданская жена убитого Спиридонова порой не могла говорить из-за слез, душивших её. Ведь она непосредственно была рядом, пыталась помешать убийце (для неё он именно убийца).
За первые 4 дня процесса прошло много свидетелей обвинения: инструкторы базы «Хабарское», фельдшеры, оказывающие первую помощь, врачи центральной районной больницы, доктор областной больницы им. Семашко, пытающиеся спасти Спиридонова, медсестры и врачи, проводившие отбор анализа на наркотическое опьянение, полицейские, сопровождающие его. Но все они были удивительным образом неубедительны в своих показаниях. Пользуясь студенческой терминологией, они «плавали», особенно в вопросах прямых должностных полномочий и знания инструкций. Опытные адвокаты подсудимого умело ловили их на противоречиях, склоняя дело в свою пользу.
Жутки эти процессы – слушания дел об убийствах. Я смотрел на спокойного и невозмутимого Бровкина – этого молодого баловня родительской «любви» и продукт либерального воспитания, и вспомнились мне манкурты из романа Чингиза Айтматова «Буранный полустанок». Бывшие люди, не осознающие себя человеческими существами, потерявшие память, забывшие, откуда они родом-племенем, кто их мать и отец.
«После выстрелов Бровкин стоял и безучастно смотрел на меня, на хлопоты людей, оказывавших помощь мужу, на его кровь, фонтанчиком струящуюся из виска», - рассказывала жена Спиридонова. Вот и здесь, в зале суда, на лице молодого и новоиспеченного манкурта также не было и тени какого-то сомнения, раскаяния, ужаса от пережитого восемь месяцев назад. Нечеловеческое спокойствие и равнодушие. Супермен?
Согласно законодательству судебный процесс прерывается до 6 ноября для подготовки стороны защиты, свидетели которой будут выступать после перерыва. Если мне предоставят возможность, то я в следующем репортаже нарисую социальные портреты подсудимого и убитого.  
Репортаж из зала суда Михаила Чижова. 
Богородск - Нижний Новгород
Материал опубликован в «Новая газета в Нижнем Новгороде» №120 от 25.10.13 года.