Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 38 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Что есть Нижний Новгород? Это сумма нескольких бывших индустриальных социалистических  моногородов. Сумма порой просто арифметическая. Сормово, Автозавод, Канавино, Ленинский район (станкозавод, «Красная Этна»), Приокский («Нител», им.Фрунзе), Московский («Сокол», Машзавод, ОКБМ) – мини или моногорода со своей социально-культурной инфраструктурой. Своим жилым фондом, ранее принадлежащим заводу-монополисту, своими дворцами и парками культуры, школами, детскими садами и другими подшефными организациями. При такой структуре почти каждый житель благополучно существовал в территориальных рамках своего моногорода: тут тебе и работа, тут и кров, тут и развлечения и отдых, и абсолютно не нужно мотаться по всему большому Нижнему в поисках вышеперечисленного. Ярчайший пример, подтверждающий сказанное, - до 1970 года в Горьком работал всего один Канавинский мост, и … замечательно справлялся, хотя население тогда превышало нынешнее.
«Свободный» рынок развалил сотни моногородов в России и суммарно ударил по Нижнему Новгороду и устоявшейся системе городского хозяйства. Потерявшие работу жители приступили к поискам её во всех частях города, увеличив встречные, малопродуктивные (челночные), а порой и ненужные транспортные потоки. Так, например, ГАЗ, дававший некогда работу 120 тысячам автозаводцев, сократил число рабочих мест до 25тыс. Остальные 95 тыс. каждый день вынуждены разъезжаться по всему городу на новую работу или на ее поиски. Теперь не хватает и 5 мостов на Оке и одного на Волге.
Действующий генеральный план Нижнего Новгорода (утвержден в марте 2010г.) создан для постиндустриального города и ещё более усугубляет появившиеся после 1991года проблемы. Он предусматривает в большом количестве чиновно-офисные, торговые рабочие места в Нагорной части города. Кроме того, план мало учитывает сложный рельеф местности. Волга и Ока, многочисленные овраги и съезды, значительный перепад высот между Заречной и Нагорной частями города – это и красиво, но и хлопотно. Все эти факторы осложняют и уменьшают подъезды не только к старой части города, но и проезд внутри его. В силу этого любые решения градостроительства и развития дорожной инфраструктуры должны быть исключительно взвешенными и учитывать загрязнение воздуха автотранспортом. Каждая ошибка приводит к великому множеству неудобств: автомобильным пробкам на улицах, потере транспортной взаимосвязи между частями города, неравномерному их развитию, увеличению дорожно-транспортных происшествий (а с ними и смертям), ухудшению экологических условий среды обитания горожан, росту заболеваемости и даже увеличению числа оползней и провалов грунта. Доля автомобильного транспорта в загрязнении атмосферного воздуха Нижнего Новгорода достигает 83% от общего загрязнения.
Допущенные ранее ошибки в градостроительстве и дорожном строительстве в последнее время лишь умножены, а не исправлены. Перспективность же мышления как страдала раньше, так и страдает теперь, и даже в большей степени.
Например, мне с экологической точки зрения, а, значит, с точки зрения здоровья жителей города, совершенно непонятно, почему второй мост через Волгу строят рядом с уже существующим. Кстати, такого решения в Генплане города нет, есть только мост через Волгу в районе Подновья. Этот мост, действительно, решал множество проблем, в частности, создания кольцевой дороги вокруг Дятловых гор. Планируемый разъезд по прибрежной полосе правого берега Волги давал возможность проехать из Кирова, минуя Нижний, минуя многострадальную улицу Родионова, на Казанскую трассу у деревни Ржавка. Можно было легко попасть и в  центр города, на Нижневолжскую набережную, минуя площадь Сенную.
Ведь свобода подъезда к мостовому переходу важнее ширины его! Этой свободы в густонаселенном Мещерском микрорайоне, стиснутом с одной стороны железнодорожной насыпью, а с другой – реками Волгой и Окой, нет! И будет все меньше и меньше, так как жилищное строительство в этом районе не прекращается, да к тому же построят скоро огромный стадион на 40 тыс. мест, яхт-клуб стоимостью 77 млн.$., бизнес-центр площадью 57000 м2 и еще бог знает что.
Да, в Америке есть такой опыт строительства двойных, изолированных мостов, там, кстати, направления «туда-обратно» почти всех автомагистралей находятся друг от друга на довольно значительном расстоянии, а не разделены металлическими отбойниками, сужающими и без того узкие шоссе. Например, двойной мост через Чесапикский залив в штате Виргиния, но он не выходит в черту города, а у американцев есть деньги, чтобы шиковать двойными мостами. Нам же приходится считать гроши и «радоваться», что мост в Мещерах в два раза дешевле, чем мост у Подновья. Скупой, как известно, платит дважды!
Теперь, чтобы попасть на заволжскую дачу из Верхних Печер (или лапшихинских или кузнечихинских микрорайонов, или Щербинок), надо проехать через забитую улицу Родионова, через Сенную площадь, или по переполненному проспекту Гагарина, или Ванеева, пересекать Оку, Мещерский район, потом Волгу, то есть через весь город, загружая его тесные улицы. Загрязняя воздух окислам серы, азота, углерода и неизвестными по вредности продуктами распада метил трет бутилового эфира (МТБЭ) – новой добавки для повышения октанового числа бензина. Видимо, из-за скученности нижегородских улиц город занимает одно из самых первых мест в России по смертности от онкологических заболеваний. Недаром и ВОЗ (Всемирная организация здравоохранения) признала Нижний Новгород одним из самых депрессивных городов мира. Мы же не уничтожаем эту депрессивность, а приумножаем. 
Еще один штрих. Борский мост находится на карстоопасном участке. В 30-ые годы, когда его строили, были приняты серьезные и дорогостоящие противокарстовые мероприятия. Будут ли они приняты сейчас, в период повальной «оптимизации» затрат – большой вопрос.
Исходя из сказанного, подведем черту. Мост в Подновье и старый Борский мост – это два моста, два выхода из города. Как бы ни был широк Борский мост – это один мост, один выход. Мне, как экологу с 25-ти летним стажем, позволительно привести пример из живой природы. Сурок (байбак), есть такие на юге Сергачского района, да и другой любой норный грызун в целях безопасности делает из норы пять тоннелей, ведущих в разные стороны света. Животное понимает! Человек же делает один выход, но широкий. Почему так?   
Опубликовано В «Новой газете в Нижнем Новгороде» от 14.03.14г. в №27