Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 27 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Индустриально-деловым, до боли знакомым духом большого производства повеяло на меня в момент прибытия на площадку строящегося завода «Русвинила». Чтобы в полной мере ощутить этот пульс и понять высокий его накал, надо самому в течение многих лет жить лихорадкой производственных буден. Иного просто не дано, иное будет напоминать поверхностное качание головой в знак согласия или отторжения. Есть, слава Богу, дела и процессы, о которых надо просто знать.
Да, в феврале этого года была опубликована моя заметка о строящемся в промышленной зоне города Кстова заводе по производству поливинилхлоридной смолы (ПВХ). В ней выражены сомнения по организации бесперебойной доставки поваренной соли (всеми вкушаемого каждый день хлорида натрия) на будущее крупнейшее в Восточной Европе и России производство ПВХ. Для того чтобы, хотя бы мысленно понять связь органического полимера с неорганической бытовой поваренной солью, нужны некоторые пояснения. Технологическая цепочка превращения хлорида натрия в, грубо говоря, оконные рамы или линолеум чрезвычайно сложна и содержит четыре основных момента.
Кто имел хорошие оценки по химии, возможно, вспомнят о маленьком «чуде», когда под действием постоянного электрического тока из раствора поваренной соли получаются в одном аппарате (электролизере) сразу три важнейших продукта: газообразные хлор и водород, а также раствор щелочи (каустической соды). Этому процессу требуется огромные количества электроэнергии и поваренной соли. Например, цех хлора Дзержинского «Капролактама» в годы своего расцвета (280тыс. тонн каустической соды) потреблял электроэнергии как весь Горьковский автозавод, когда на нем трудилось 120тыс. человек. Напомню, что вводимый в этом году завод «Русвинил» будет производить немногим меньше – 225 тыс. тонн каустической соды.
Возможно, я утомлю читателя цифрами и химическими терминами, но лично для меня (да и каждого, любящего Россию) они, как музыка – ведь заждались. Ведь 25 лет такого крупного химического производства в России не запускалось. Общие инвестиции, как с российской, так и зарубежной стороны составили более 60млрд. рублей, за технологическую составляющую этого крупного проекта отвечает бельгийская фирма «Solvin”.
Наконец-то строительно-монтажные работы (СМР) на «Русвиниле» завершены, в Ростехнадзор отправлено официальное уведомление, что на российской земле построен новый химический гигант, и его надо ставить на учет.
Пройдемся далее по технологической цепочке. Итак, получен главный промежуточный продукт – хлор. Проведем некоторые сравнения с Дзержинским «Капролактамом», бывшим до этого крупнейшим в Европе производителем хлора, который получали на отечественных электролизерах трех типов. Их, чтобы произвести названное количество каустика, требовалось 600 штук. Здесь, на «Русвиниле», биполярных, мембранных электролизеров всего шесть (6). Вдумайтесь, читатели, в эти впечатляющие цифры. И потому в сто (100) раз меньше опасений на пропуски хлора в зону рабочих помещений и, соответственно, в атмосферу. Данный факт наглядно показывает, как техническое развитие способствует охране окружающей среды, экономии природных ресурсов.
К слову сказать, вспоминая упреки к СССР в гигантомании со стороны либералов, теперь можно точно сказать, как они были ангажированы и не правы – укрупнение единичных мощностей – правильный вектор промышленного развития.       
Далее хлор связывают с этиленом, для получения необходимого количества которого модернизировали и увеличили мощность производства этилена до 360 тыс. тонн. Кстати, эта установка, ранее называвшаяся ЭП-300, располагается в сотнях метрах от «Русвинила». В результате этой «связи» получается дихлорэтан, который подвергают высокотемпературному пиролизу с получением мономера винилхлорида (ВХМ). Это легко написать или сказать – получили мономер, а за этим стоят десятки реакторов, трубопроводов, ректификационных колонн, печей, емкостей, в каждом из которых должны соблюдаться точно заданные давление, температура, качественный состав ингредиентов. И самая заключительная стадия - полимеризация сжиженного винилхлорида в белый порошок полимера (ПВХ).    
Нарочито злоупотребив химико-техническими терминами, я возвращаю российского читателя к давно забытой в постсоветской России производственной теме, к техническому сознанию, к основе основ существования суверенного государства – промышленности, особенно тяжелой, именно к ней относится химическое производство. Слишком буквально руководителями России был воспринят термин «постиндустриальное общество», когда остановили тысячи заводов и фабрик, а их технические работники превратились в торговцев шмотками. Там же, где процветает лишь торговля, там нет культуры, как справедливо заметил русский философ Константин Леонтьев 140лет назад. Там умирает и техническая культура, и дух созидания. И потому в России падают с завидной регулярностью «Протоны», и не работают стрелочные переводы в метро, приводя к человеческим жертвам в мирное время. Да и война, как показывают события последнего времени, вполне возможна.
Конечно, легко транжирить природные богатства, продавая нефть и газ, а на вырученные деньги покупать промышленные товары, начиная с шурупов и заканчивая электроникой, или складывать их в кубышку. Такую порочную практику, тут же опровергли санкции наших вероломных «партнеров». Уже остановлено производство самолетов «Супер-джет-100» из-за недопоставок импортных комплектующих, уже введены санкции к четырем нижегородским предприятиям судостроения. Далее везде.
Суровая жизнь заставляет круто поворачивать от либерально-благостных упований на общечеловеческие ценности, на заклинания «Запад нам поможет» к возрождению национальной промышленности, к техническому созиданию. Торговля нужна, но всему должна быть мера, к тому же жизнь доказала, что она полностью подвластна политике.
Надеюсь, что санкции западных стран не коснутся «Русвинила», и пуск его будет первой ласточкой технического возрождения России.
 
Опубликовано в «Новой газете в Нижнем Новгороде» в №84 от 01.08.14 г.