Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 12 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 2
ХудшийЛучший 

«Без зазора совести» - это не опечатка. Так изъясняется в эссе «Праздник должен продолжаться целый год» (2016г.) прославленный СМИ (но, думается, не народом!) писатель и филолог (так его иногда представляют) Захар Прилепин. Тому, кто далёк от знания великого русского языка, поясню, что правильное написание известного народу фразеологизма таково: «Без зазрения совести», то есть бессовестно.

Хотя и родился Захар, по его признанию, в «советской деревне», но русского быта и языка, мне кажется, не выучил, но зато подался в писатели. Видимо, говорили мужики в деревне, что те хорошо зарабатывают. Уверен, лишь с помощью административного и родственного ресурсов Захара «открыли» (или отрыли) приручённые критики, после чего началось стремительное восхождение, которое проще и точнее я бы назвал «либеральным проектом». Этими «проектами» нынешняя российская чиновная среда полнится как кубышка гоголевского Плюшкина. Это такие проекты, когда в 20 лет ничем ни примечательные «наши» юноши становятся начальниками управлений в министерствах, а в 30 – директорами НИИ или министрами. На мой взгляд, Ирина Репьёва, разбирая роман Прилепина «Патологии», верно подметила: «Захар Прилепин был открыт фабрикой радикального либерала Сергея Филатова».

Вспомнили мы эту известную персону буржуазной российской литературы по самой прозаичной причине. 26 ноября начался основной суд над его покровителем Олегом Сорокиным, бывшим в недавнее время мэром Нижнего Новгорода и вице-председателем законодательного Собрания Нижегородской области, с поста которого был взят под стражу 19 декабря 2017 года. Напомню, что подсудные дела-делишки Олега Сорокина достаточно полно освещены в фильмах А. Мамонтова (2015г.) и местного журналиста Г. Григорьева с красноречивым названием «Пожиратель» (2018г.).

Что же сближает нашего литератора с одиозной фигурой бывшего мэра, которого Захар Прилепин безуспешно пытается защитить в суде (февраль и ноябрь 2018 года)? Попробую разобраться. В то время, когда г-н Прилепин был беден и писал «р-р-революционные» произведения типа романа «Санькя», который дрессированные критики ставили на одну доску с романом Максима Горького «Мать», он хотел «посадить» мэра Нижнего Новгорода Сорокина. Есть такая прилепинская статья с претензионным названием «Их суд и наше дело», которая начинается признанием, что на него (Прилепина) подал в суд мэр Сорокин за ряд статей в местной «Новой газете в Нижнем Новгороде». В статье есть такие замечательные строки: «Меня занимает только один элементарный вопрос: а вот этот упакованный, круглолицый парень с его миллиардами и членством в «ЕР» - реально думает, что он головой достаёт до неба и может поставить меня на место? И чем он это думает, каким органом? И как он себе представляет своё место и моё место? Мы тут оставим в стороне юридическую сторону вопроса. Все доказательные материалы по любому тексту о господине Сорокине лежат в моём столе; к тому же, он не хуже меня знает, на сколько его при иных раскладах можно посадить (выделено мной – М.Ч.)»

Кстати, об «органах». Вот так художественно изображает «любовь» г-н Прилепин в романе «Санькя». «Блудливый кот, - ласкает она его, - жадный кобель… У тебя очень красивая эта твоя … вещь… Я подумала, как замечательно она будет лежать внутри меня». Комментарии излишни. Нравственный уровень главного героя, героини, да и самого автора, мне думается, уже не вызывает сомнений.

Так, что же примирило мэра, которого «можно посадить», и правдоруба и людоведа Прилепина? Отгадку можно найти в конце статьи «Их суд и наше дело». Там читаем: «Но это ведь у Олега Сорокина исчисляется состояние в шестизначных цифрах, а не у меня. А оштрафовать хочет он меня, а не я его. Есть тут какая-то маленькая несостыковка, всё-таки.

Будем стыковать».

Похоже, их все-таки состыковал единый, всеобщий эквивалент стоимости товара, ставший за последние 27 лет весьма почитаемым и чрезмерно желанным в России.

Оправдывая своё присутствие в зале суда в феврале этого года, Захар Прилепин говорил прессе, что Олег Сорокин, как мэр дал больше всех денег (10млн. руб.) на помощь населению Донбасса. А почему бы не выделять Сорокину деньги? Ведь, я уверен, не из своего же кармана, а из городского бюджета, как не из карманов федеральных министров шла мощнейшая гуманитарная помощь из России в Донбасс, а из федерального бюджета, формируемого из налогов, уплачиваемых нами, дорогие читатели. Мы с вами, простые люди России помогаем гражданам Донбасса, а мэры, министры и прочие чиновники лишь оформляют перераспределение денег. Слово «перераспределение» пора уже ставить в кавычки.

Почитаем ещё раз беспристрастный анализ романа «Санькя», проведённый Ириной Репьёвой. Она предсказывает: «А каинит вполне может не только низменное Бл.-искусство любить, но и обезбоживать, добравшись до власти, все остальные области государственной жизни. Это даже не «кухарка, управляющая государством», это «кобель» у руля страной, который, в лучшем случае её утопит, а в худшем призовёт на помощь Ходорковского и иже с ним». Поясню, что «каинит» - это последователь Каина, а в данном случай герой романа р-р-революционер Саша Тишин.

Как мы видим, так и случилось в жизни: бывший национал-большевик Захар Прилепин позвал на помощь олигарха Олега Сорокина, а теперь, получается, должен защищать своего «помощника». Но обуржуазившемуся писателю это, как видим, совсем не в тягость, так как своих олигархов не сдают. Г-н Прилепин сам стал бизнесменом от литературы.

Но на предварительное слушание по уголовному делу Олега Сорокина (19 и 20 ноября с. г.) всемирно известного писателя Захара Прилепина просто-напросто не пустили. Я отнюдь не ёрничаю, так как г-н Прилепин характеризует себя следующим образом: «Русский писатель, переведённый на 25 языков, ветеран боевых действий, имеющий множество наград и член Совета по культуре, и прочая, и прочая, и прочая».

Боже мой, сколько в этом «и прочая, и прочая, и прочая» самолюбования и спеси!

Раздосадованный, но не умирающий от скромности Захар Прилепин признаёт в «Живом журнале», что его не пустили на суд, но он из дома видит всё. Такой вот гений юриспруденции, аж слеза прошибает. Видит он, что отклонили 20 свидетелей защиты, что не учли несколько сот страниц, представленных защитой, что нет состязательности сторон, что нет такого перекрёстка федеральной трассы М-7 и дороги Нижний Новгород –Балахна.

«Но, люди добрые, они не пересекаются. А следователь определяет место преступления, измеряя расстояния именно от несуществующего перекрёстка. Понимаете, что получается? Раз нет перекрёстка, то и места преступления, в том виде, в котором оно указано в предъявленном обвинении, не существует», - самоуверенно заявляет Прилепин. Но, как и в случае с «зазором совести», не удосужившись при незнании посмотреть в словарь, господин писатель попадает впросак.  А ведь он, как водитель личной и весьма-весьма дорогой автомашины, тем более должен бы знать правила дорожного движения (ПДД). Почитаем определение из ПДД, пункт 1.2. «Перекресток – место пересечения, примыкания или разветвления дорог на одном уровне, ограниченное воображаемыми линиями, соединяющими соответственно противоположные, наиболее удалённые от центра перекрестка начала закруглений проезжих частей. Не считаются перекрёстками выезды с прилегающих территорий».

На карте Нижегородской области есть такой т-образный перекрёсток на трассе М-7, от которого идёт дорога на Балахну. Да, и сам господин сочинитель десятки, если не сотни раз проезжал по нему, но по незнанию ПДД не предполагал, что это перекрёсток. Не пора ли господину Прилепину повторно сдать экзамен на знание правил дорожного движения?

Так, когда г-н Прилепин говорит правду? И нет ли в его поведении двуликости? Уверен, есть! Вот и Ирина Репьёва в анализе романа «Санькя» утверждает: «Двуликим идёт Прилепин и через всё своё творчество». И доказывает примерами, которые я не буду повторять.

Есть более свежие. Буквально на днях вышла новая книга г-на Прилепина «Семь жизней» с подзаголовком «Самая личная книга Захара Прилепина» в редакции Елены Шубиной. Все рассказы - исповедь автора, они позволяют оценить уровень его личности. Картина, по-моему, складывается весьма неприглядная. Не буду о всей сложившейся панораме. Достаточно одной черты – патологической мстительности. Первый рассказ «Шер Аминь». Читаем: «Того, из школы, который снял и выбросил мою заячью шапку, я встретил на улице пятнадцать лет спустя; он стал ещё выше, на три головы больше меня – пришлось подпрыгнуть. Он стоял ошарашенный, глаз его начал затекать мгновенно, как будто на него пролили гуашь».

Каково?! Пятнадцать лет помнить, что у тебя в мальчишеской кутерьме сорвали шапку с головы! Это, мне кажется, нечто запредельное для нормального человека. Современный Монте-Кристо нижегородского розлива, но далеко не граф. Так автор расправляется со всеми своими детскими обидчиками через пятнадцать, а то и двадцать лет, и гордится своими «подвигами». Их он называет «взрослой победой» (см. последнюю страницу рассказа). Да, к тому же угрожает читателю: «Зато теперь я сам могу написать любое слово у себя на лбу, и моё право на это переедет поперёк любую ухмылку – береги зубы, глупый человек, о чём ты смеёшься, глупый человек, ты смеёшься о себе. Аминь».

Мстительность – не православное чувство, а, значит, и нерусское. Не к русской литературе, я думаю, принадлежит и творчество г-на Прилепина. Жена Льва Толстого, Софья Андреевна, делилась с мужем, что, переписывая роман «Войну и мир», она становится добрее и чище, а её душа осветляется. Уверен, что проза г-на Прилепина пачкает чувства читателя, а его душу опускает ниже пояса.

Мир сходит с ума. Всё чаще и чаще СМИ делятся такими вот новостями, что некая дама на Западе сочеталась браком с железнодорожным вокзалом, а подобный ей мужчина женился на своем ноутбуке. В России пока этого нет, но «творчество» г-на Прилепина, на мой взгляд, подталкивает её к безумию.

27 ноября 2018г.