Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 31 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

В Нижнем Новгороде издаётся глянцевый журнал «Столица Нижний». Казалось бы, какая столица, когда есть Москва? Ан, нет, законность соблюдена. Нижний Новгород – место базирования представительства ПФО (Приволжского федерального округа). В названии прозрачен и претензионный намёк: мы ведь и столицей всея Руси можем запросто стать, если выпускаем такой красочный и дорогой журнал. Но с этим же названием («Столица Нижний») функционирует с 2003 года группа строительных компаний, организованных бизнесменом Олегом Сорокиным. Естественно, шедевр полиграфии финансирует эта же самая группа бывшего мэра и бывшего заместителя председателя местного законодательного Собрания Олега Сорокина, осуждённого в марте сего года за уголовщину на 10 лет.

Однако не само издание нас интересует, а участие в нём в качестве эксперта и автора колонки известного писателя З.П. (далее «Писатель»), ранее неудачно подвизавшегося на поприще защитника экс-мэра Олега Сорокина в районном суде. Номер три (№3) журнала «Столица Нижний» за 2019 год посвящён безопасности в городе, а мнение Писателя явным и безоговорочным образом подводит итог этой теме. Мнение таково: «Мы, уверяю вас, всё-таки не очень наблюдательны. Почему? У нас больше нет армии бомжей, она исчезла с улиц, эта армия. У нас нет армии беспризорников, они исчезли с улиц. У нас есть «торчки», но нет армии «торчков», они исчезли с улиц. У нас есть этническая преступность, но она тоже исчезла с улиц, она прячется, она знает своё место. У нас даже пьяных на улицах стало в разы меньше. У нас перестали драться в кабаках и выходить топтать друг друга двор на двор. Проблем у нас полно, есть жулики во власти, есть буйные соседи, есть ворьё и жульё – но мафии нет. Нет. Многого чего нет. Думайте об этом иногда, я прошу. Это всё не само по себе случилось. За этим присмотрел тот самый дядя Стёпа. Вспомните его добрым словом. Он старался. Он так хотел быть похожим на персонажей сериала «Улицы разбитых фонарей», что у него почти получилось. Если вы честно поразмыслите, вы согласитесь со мной».

Знает ли Писатель проблему изнутри или только ограничивается поверхностным знанием и призывает нас иметь такое же. Давайте поразмышляем вместе.

Писатель утверждает, что жить стало лучше, жить стало веселее и безопаснее. Но сравнении ситуации нынешней с ситуацией 90-х некорректно, если не сказать, лицемерно. Вот, при советской власти, действительно, не было мафии (организованной преступности), не было бомжей (слова-то такого не было), не было беспризорников, наркоманов («торчков» - по выражению продвинутого Писателя), не было нищих, роющихся в мусорных баках (о них Писатель скромно умалчивает). Сравнение нынешней ситуации в России с временами, когда нарождающаяся буржуазия намеренно создала в России хаос с разрушением эффективной промышленности, сельского хозяйства, обороноспособности и прочая, прочая, чтобы в этой дымовой завесе раздербанить народное достояние по частным, жадным ручищам, на мой взгляд, есть грубая подтасовка. Чтобы показать истинный прогресс в любом деле, сравнение надо вести с лучшими образцами, а не с худшими. Оправдать молодого Писателя тем, что он был мал в годы советской власти, также не корректно, ибо писатель должен быть культурным, знающим жизнь и историю родной страны и условий, в которых жил и живёт народ.

Да, и намного ли увеличилась безопасность людей в XXI веке относительно страшных 90-х? Смею утверждать, что Писатель и сейчас не знает жизни простого народа. Я рекомендовал бы Писателю спуститься в московскую подземку после 0-00 часов. На станциях, в вагонах метро сотни грязных, пьяных, опустившихся людей с сумками и без оных. Они свободно проходят мимо дежурных полицейских, не обращающих на них ни малейшего внимания, то есть это привычная для всех картина. Порекомендовал бы я прочитать Писателю статью своего одноклубника («Изборский клуб») с говорящим названием «Разложение правоохранительных структур России чудовищно» (от 17.06.19г.). В частности Михаил Делягин говорит, что в июне в стране случились три события, два из которых замолчали: убийство спецназовца мигрантами из Армении и убийство таджиками борца, заступившегося за беременную женщину. За убитых русских парней либеральные издания не заступаются так активно, как за Голунова. Вывод, сделанный Делягиным таков: «Дело Голунова показало, что либералов трогать нельзя. Они за себя могут заступиться — и тогда будет плохо. Значит, нужно осуществлять репрессии не против либералов, а против всех остальных. То есть «торжество правосудия» развернулось в сторону большинства граждан РФ».

Есть и более серьёзные доказательства о растущей преступности в России. В 2011 году вышло серьёзнейшее исследование «Теоретические основы исследования и анализа латентной преступности», выполненное учёными НИИ Академии Генпрокуратуры РФ под руководством профессора Сергея Иншакова. Предметом исследования стала преступность нулевых годов (анализ 10 лет). Исследователи применили самые разнообразные методы (сопоставление различных статистических данных, математические расчеты, опросы и т.д.) и доказали, что преступность в прошедшее 10-летие не только не снизилась, но постоянно росла. При этом цифры РЕАЛЬНОЙ преступности в разы отличаются от регистрируемой. Последние пять лет руководители правоохранительных органов с постоянством докладывали о снижении общего числа преступлений. Такие же рапорты о достигнутых успехах мы услышали вскоре на итоговых коллегиях МВД, Генпрокуратуры и Следственного комитета. Но исследование показало, что на самом деле фактическая преступность все последнее десятилетие росла в среднем на 2,4% в год. Причем, обращает на себя внимание абсолютное количество преступлений. Например, в 2009 году официально было зарегистрировано около 3 млн. преступлений, а по данным исследователей из НИИ Академии Генпрокуратуры РФ, фактически в том же году в России было совершено около 26 миллионов преступлений! В предстоящее десятилетие ученые прогнозируют увеличение преступности к 2020 году до 30 млн.

В чём же причина такого вопиющего расхождения в цифрах? Она проста. В РФ закреплена порочная норма счёта количества преступлений. Статистика регистрирует только те, по которым возбуждены уголовные дела. Тогда, как в развитых странах, учет ведётся по количеству заявлений, поступивших в полицию. То есть учитывается лишь около 11% всех преступлений.

Этому есть подтверждения из другой сферы. Так, экономист Ольга Антонова, исследуя региональные особенности смертности населения России от внешних причин, установила, что в среднем по России половина (50%) смертности 20-39-летнего населения объясняется "контактом с тупыми и острыми предметами"). А это и есть скрытая (латентная) преступность. У населения старших трудоспособных возрастов уровень латентных убийств при подобном "диагнозе" достигает уже 70%.

По данным Ольги Антоновой, максимальный недоучет смертности от убийств практикуется в Москве, Астраханской, Воронежской, Калининградской, Калужской, Камчатской, Костромской, Мурманской, Нижегородской, Новгородской, Оренбургской, Орловской, Ростовской, Рязанской, Тамбовской, Тульской, Ульяновской областях, республиках Мордовия и Татарстан, Хакасия.

Ученые, работающие в сфере медицинской социологии, также приходят к весьма печальным выводам. В последние годы в структуре смертности трудоспособного возраста травмы и отравления занимают первое место. У мужчин они являются причиной смерти каждого второго умершего, у женщин – каждой третьей.

Во многих странах ориентиром законности и правопорядка, которые по мнению Писателя наступили в «новой» России, является количество убийств. Наша статистика отмечает, что в первом десятилетии XXI века произошло резкое их сокращение. В 2001 году статистика официально зарегистрировала 34,2 тыс. убийств, то в 2009, якобы, 18,2 тыс. Но ученые на основе многофакторной модели определили, что число убийств постоянно возрастало и составило в 2009 году не 18,2 тыс. убийств, а 46,2 тысяч! И, в самом деле, как число убийств может составлять 18,2 тысяч, если только количество заявлений об убийствах, поступивших в правоохранительные органы, исчисляется 45,1 тысячами, а количество неопознанных трупов за тот же год – 77,9 тыс.? Одновременно при этом людей, пропавших без вести, так и не найденных – 48,5 тыс. человек. До сих пор в Нижнем Новгороде, например, на стенах автобусов сохраняется плакат о 14-летней Ложкарёвой, пропавшей в июле 2018 года. Проходя по улицам города то и дело натыкаешься взглядом на объявления о том или ином пропавшем человеке: от маленьких девочек до сорокалетних мужчин.

Учёные на основании медико-социальных данных смертности населения в Москве составили социальный портрет жителя Москвы, умершего в трудоспособном возрасте. Так, 64,2% социально адаптированных (так называемый средний класс), умерших в 20-29 лет, погибли от травм и отравлений. В группе умерших маргиналов (неработающих, алкоголиков) доля погибших от травм составила 53,3%. И абсолютное количество погибших от травм маргиналов в 4 раза превышает количество представителей среднего класса.

Вот и нашли мы истинную первопричину малого количества бомжей на улицах российских городов. Их просто убивают, иногда из «спортивного» интереса. И некому, конечно, подать заявления об их исчезновении. Причина очень и очень отличается от высказанной Писателем, и совсем не зависит от усилий «дяди Стёпы». Кстати, «дядя» был милиционером, а не полицейским. Разница, отнюдь не лингвистическая, я думаю, весьма очевидна всем, живущим в России.

Латентная, то есть не только скрытая, но и скрываемая преступность порождает безнаказанность. Мы убедились в этом на примере "кущевской аномалии". Укрытие преступлений от учета порождали все новые преступлений банды "цапков". В одной станице Кущевской федеральные прокуроры выявили более 1,5 тысяч (!) укрытых преступлений. А если такую инвентаризацию провести по всем станицам, городам, поселкам, селам? Безнаказанность приводит к тому, что по стране бродят сотни тысяч ненаказанных убийц, насильников. На начало второго десятилетия XXI века в результате многолетнего накопления нераскрытые насильственные преступления, совершенные на территории нашей страны, включают в себя около 45 тыс. убийств (покушений на убийство), 105 тыс. умышленного причинения тяжкого вреда здоровью, 120 тыс. умышленного причинения вреда средней тяжести, 56 тыс. легкого вреда здоровью; 86 тыс. побоев; 10 тыс. изнасилований. Эти цифры отражают только зарегистрированные преступления. Что касается незаявленных, укрытых преступлений, то здесь эти цифры надо увеличивать в разы. Таков главный вывод учёных Академии Генеральной прокуратуры РФ.

Реальность уголовной статистики – это уже не просто проблема МВД и других правоохранительных органов, но часть большой политики. Даже исходя из зарегистрированного уровня убийств на 100 тыс. населения Россия занимает третье место (14,2 убийства на 100 тыс. населения) в Большой индустриальной двадцатке, уступая только Южной Африке (36,5 убийства на 100 тыс.) и Бразилии (22 убийства на 100 тыс.).

Уровень убийств и есть тот интегрированный показатель, который отражает реальный уровень социального благополучия и защищенности граждан России. Чтобы исправить положение, надо, прежде всего, закрепить положение, что началом расследования должна служить не процессуальная норма о возбуждении уголовного дела, а заявление, сообщение о преступлении. Но этого, скорее всего, никогда не будет!

Подтверждением сказанного является предложение уполномоченного по правам человека Татьяны Москальковой, которое она довела до сведения президента РФ Владимира Путина во время их встречи в июне 2019 года. Суть его - изменить уголовно-процессуальное законодательство в части возбуждения уголовного дела. Представляя главе государства ежегодный доклад омбудсмена, она отметила, что значительное количество жалоб граждан, направляемых ей, связано с тем, что потерпевшие не могут добиться возбуждения уголовного дела.

Нет дела – нет убийства. Вот направление, в котором работает современный «дядя Стёпа», завораживающе действуя на Писателя. Может быть, Писатель не знает броду? Скорее всего, знает, но преднамеренно лакирует действительную ситуацию.

В народе говорят: «Точка зрения зависит от места сидения». С Тверской улицы в Москве, где сегодня живёт Писатель, многое видится в розовом, гладко причесанным ракурсе. Недаром, марксизм-ленинизм не считает буржуазию частью народа в капиталистическом обществе. Писателя, приближённого к эксплуататорским группам, защищающим их интересы (взять, хотя бы того же Олега Сорокина), как не считать буржуазным? Власть в России сейчас в руках крупных капиталистов, банкиров и латифундистов, интересы народа для которых на последнем месте. Подтверждением тому множество: тут и законы о повышении пенсионного возраста, о самозанятых гражданах, и бесконечное увеличение числа новых налогов и штрафов, поборов-сборов, ежегодные повышения тарифов ЖКХ и цен в магазинах при снижении качества всего и всех (товаров). Защита интересов буржуазии – самый верный факт принадлежности к оной.

А теперь о мафии, наличие которой в РФ Писатель отрицает.

«Тамбовская ОПГ как таковая уже не существует, она существовала в прошлом… Она появилась по заказу ФСБ, была создана в целях обогащения. Россия сформировалась как отдельное государство, и поэтому появилась эта организация. Вот и всё, от этой организации ничего не осталось. Осталась только очень большая сумма денег и легенда…

Это слова из протокола допроса Михаила Монастырского (Моня-Фаберже), проведенного в испанской полиции (Мадрид, 9-ое марта 2007г.). Он был одним из основателей тамбовской ОПГ, Да, прошлая Тамбовская ОПГ перестала существовать в прежнем бандитском виде. Нынешняя мафия (ОПС – орагнизованное преступное сообщесто – термин МВД и СК) стала выглядеть благопристойно, её уже не возглавляют люди с протокольными физиономиями в красных пиджаках и золотыми на шее цепями толщиной с указательный палец. Во втором десятилетии XXI века на этих людях можно увидеть полицейскую форму или строгий мундир ФСБ. Взять хотя бы для примера «золотого» полковника ГУЭБиПК (главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции) МВД РФ Дмитрия Захарченко, в квартире сестры которого «случайно» нашли 1,5 тонны наличных денег на сумму более 8млрд.руб. Он что – одиночка, скопивший непосильным трудом эти тонны бумажных денег? По версии Писателя – да. Но кем же приходятся Захарченко объявленные в розыск по его делу полковник ФСБ и генерал Росгвардии, но которых так и не нашли? Случайные люди или сообщники по преступному сговору? Кстати, ни суд, ни следствие так и не выяснили «откуда деньги, Зин?» Да и не ставили они перед собой подобных вопросов, боясь, верно, нарваться на такие имена, которые произнести страшно.

В апреле 2019 года (25.04) арестовали начальника отдела службы экономической безопасности ФСБ Кирилла Черкалина за взятки на десятки миллионов рублей, а также двух его бывших коллег Дмитрия Фролова и Андрея Васильева за мошенничество в особо крупных размерах. Причём до своей отставки Д.Фролов в управлении «К» ФСБ возглавлял банковский сектор, а Черкалин в звании капитана был его заместителем. Это ли не ОПС или мафия, но только ФСБэшная? Неделей раньше были взяты под стражу бывший следователь следственного управления ФСБ А. Колбов и его действующий начальник Сергей Белоусов.

Можно вспомнить генерала Реймера, директора ФСИН, арестованного с группой подельников за воровство 2,7 миллиарда рублей бюджетных средств.

Вот каковы современные «дяди Стёпы», они же «доблестные защитники» закона и нас с вами, читатели. Однако защищают они нас исключительно плохо (об этом сказано в первой части нашей заметки), что не мешает им размножаться с удивительной скоростью. За последние 25 лет численность силовых структур увеличилась в два раза. В различных структурах МВД служат ныне 900000 «дядей Стёп», число их на 100000 жителей России равно 623. Скорее всего, Россия занимает в мире первое место, так как в США, считающимися «полицейским государством», этот показатель составляет 256, в Китае – 120, в среднем по Европе 300-350 полицейских на 100тыс. населения.

В многочисленных подразделениях блюстителей порядка (Росгвардия, ФСБ, МВД, СК, ФМС, ФТС, ФСО, ФАПСИ, ФСИН) специалисты насчитывают от 2,6 до 3 миллионов здоровых мужиков и женщин, не создающих материальных ценностей, а только их проедающих. Уходят они на пенсию в 45 лет, тогда как работники реального сектора экономики, учителя, врачи горбатятся до 65 годиков. Если же учесть, сколько денег охранители закона воруют у государства, то можно свихнуться от этих цифр с девятью нулями. А ведь эти откаты и «перекаты» ложатся на плечи рядовых граждан, стонущих от непосильных налогов.

К сведению, в СССР (помните численность его населения?) силовиков было в три раза меньше. Порядка же было многократно больше. Этот факт служит весомым подтверждением морально-этического превосходства советских людей над гражданами буржуазной России.

Не отстают от доблестных «дядей Стёп» и чиновники всех мастей и рангов: от рядовых депутатов Земских и Законодательных собраний, губернаторов, мэров до федеральных министров и их замов. Тут и приснопамятный Улюкаев, тут официально обвинённые в создании ОПС экс-министр «Открытого правительства» Абызов и заместитель министра культуры Пирумов. Первый из них нанёс ущерб государству в несколько миллиардов рублей, другой поменьше – сотни миллионов.

Из доклада генпрокурора РФ Юрия Чайки, представленого Совету Федерации по итогам 2018 года, следует, что на подведомственных Роскосмосу и Ростеху предприятиях своровали более 1,6 млрд. рублей, направленных на модернизацию и прочие технические нужды. Всего же ущерб от коррупции за 2018 год составил 65, 7 млрд. рублей. А как иначе, если экономическую безопасность страны блюдят полковники-оборотни, создающие преступные сообщества и ворующие миллиарды.

«Мафии нет», - утверждает Писатель и не замечает, что она возведена на государственный уровень. Очень высокий, оттого её плохо видно! И ему, просящему «думайте об этом иногда», лучше бы самому честно задуматься, а не лакировать российскую коррупционную действительность.

А как «в низу»? Можем ли мы уповать на светлое будущее, которое воплотят нам молодые умы? Вот познавательная информация из юридической социальной сети https://www.9111.ru и статья Михаила Белого от 6 апреля с.г. «Молодёжные банды захватывают школы в стране» с подзаголовком «Не вступишь в ОПГ – станешь «дойной коровой», не будешь платить – начнут избивать». В статье приводятся серьёзнейшие опасения представителей общественных организаций - «Родительское собрание» и «Национальный родительский комитет (НРК)», заявляющих, что молодёжные группировки в регионах стремительно активизируются. Они связывают это с резким снижением уровня жизни и говорят о том, что для многих подростков криминальные структуры становятся едва ли единственным в жизни социальным лифтом. Глава НРК Ирина Волынец в интервью «URA.RU» заявила: «Согласно последним исследованиям, людям в регионах зачастую не хватает денег на самое необходимое. А молодёжи хочется всего и сразу. Когда нет ни денег, ни перспектив, молодым людям нечего терять: они хотят жить не хуже того мальчика, за которым папа приезжает в школу на «Бентли». Ей вторит руководитель Центра урегулирования социальных конфликтов Олег Орлов: «Если у молодого человека нет никаких высоких идей, то этот вакуум заполняют радикальные взгляды, экстремальные вещи».

Глава общественной организации «Родительское собрание» Константин Долинин сообщает: «Это явление будет только нарастать. А все потому, что подростки никому не нужны: многие не имеют возможности посещать спортивные секции, все платно. Вот многие и находят перспективы, социальные лифты в ОПГ. Они видят в этом свою защиту, „крышу“, возможности», — пояснил Долинин. По его оценкам, правоохранительные органы зачастую «закрывают глаза на существование группировок». «Видимо, никому не хочется заниматься этой кропотливой работой. Это на самом деле очень сложно».

Много ещё познавательного в этом материале, но обо всём не расскажешь, и так-то статья получилась большой.

В заключение я просил бы Писателя не зашоривать глаза жителям России розовыми занавесочками, а «думать иногда» хотя бы над фактами, приведёнными выше.

26.06.2019г.