Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 24 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

На канале «Культура» 25 марта в программе «Наблюдатель» с ведущей Фёклой Толстой обсуждалась интереснейшая тема «Общество обострённой обидчивости». Присутствовали молодые кандидаты наук в области культурологии и социологии Оксана Мороз, Виктор Вахштайн и маститый профессор филологии ГИТИСа Андрей Ястребов. Возраст при рассмотрении такого животрепещущего вопроса играет немаловажную роль потому, что стремительно разрушается наше некогда бывшее традиционным общество, а широко шагающий научно-технический прогресс и влияние западных «ценностей» углубляет пропасть между поколениями. Можно было заметить, что даже в телестудии молодые учёные порой насмешливо и с некоторой долей сарказма и недоверчивости во взоре поглядывали на старшего своего товарища по науке профессора Ястребова. Что уж говорить о повседневной, менее официальной жизни.

Прозвучало много научных терминов о социологии, метафизике, энергии, экзистенциализме обиды и обидчивости, которые, оказывается, нельзя путать, так как это разные термины по словам профессора Ястребова. Показана связь и взаимовлияние обидчивости и толерантности, обидчивости и предательства, обидчивости и уважения, обидчивости и инфантильности, разобраны обстоятельства формирования патологической обидчивости с «помощью» социальных сетей, средств массовой информации. Приведён уникальный пример из восточной («тонкой») жизни, когда степень обиды надо подтвердить долгими, многочасовыми стенаниями и плачем на могиле убитого родственника. Чем дольше плачешь, тем сильнее нанесённая обида, тем страшнее будет кровная месть убийцам и их родственникам.      

Рассказано даже об истории обидчивости на примерах классической русской литературы, в частности повести Н.В. Гоголя «Шинель» с сакраментальной фразой Акакия Башмачкина: «Оставьте меня, зачем вы меня обижаете?». И тут бы профессору Ястребову пояснить молодым его коллегам и зрителям: чем же обида отличается от обидчивости, но он этого не сделал. Мы восполним это упущение и скажем, что обида – это, прежде всего, несправедливо причиненное оскорбление, а обидчивость – черта характера, вызванная завышенной самооценкой. И главное в этом объяснении слово «несправедливо» - ключевое слово для русского человека. Ведь, если опираться на художественную литературу и образ Акакия Акакиевич, то героя «Шинели» уж никоим образом нельзя заподозрить в завышенной самооценке, коей больна современная молодёжь. Н.В. Гоголь своим произведением, прежде всего, показал, что несправедливое оскорбление (обида) убийственна.

Другое дело обидчивость, которую молодые оппоненты Ястребова бесконечно путали с обидой. Докапываясь до истинных причин её зарождения, Ф. Толстая обращалась в основном к рассудительному и опытному педагогу Ястребову. Ответы молодых учёных, многословные и перегруженные узко научными терминами, не совсем устраивали ведущую. Именно Ястребов пояснил на примере актрис, суть которых ему как профессору ГИТИСа хорошо известна, некоторые грани обидчивости. Он назвал актрис небожителями, путающими мудрые монологи (тексты) классиков, вложенные в их уста, с собственной «мудростью». И если кто-то не признаёт этого, то становится личным врагом. Истоки же обидчивости, по его словам, формируются с детства, когда захваливают детей, завышают оценку их учёбы, поведения. Повзрослев, и, столкнувшись с жесткими требованиями работодателей, живущих по свирепым законам рынка, молодые, мечтающие получить «всё и сразу», оказываются слабым звеном. И обижаются, но не на себя, а других, с которыми у них складываются «токсичные отношения» (определение Оксаны Мороз).

-Люди капитализировали свою обиду, - это из монолога Вахштайна,

-Да, всё это так, - подводит промежуточную черту ведущая, - но почему же мы стали такими «нежными»?  

По ходу беседы выясняется, что существует некое «право человека на самооценку». И это самое ужасное, с моей точки зрения, так как молодёжь, внимающая с благоговением каждому праву, начисто отвергает любую обязанность. Можно сказать, что Россия погрязла в правах, забыв об обязанностях. Мне рассказывали недавно, как в одну муниципальную организацию в порядке обновления кадров взяли на работу целую группу молодых специалистов. Через год их почти в том же количестве уволили. Они «обижались» на все требования, к ним предъявляемые: приходить вовремя на работу, выполнять в срок задания и т.д. и т.п.

-И как же дальше-то жить? – таков был один из последних вопросов ведущей.

Ответ «держал» Андрей Ястребов. Каждый из нас эгоцентрик и так устроена природа человека. Обидчивость в природе вещей, но нужны границы, моральные ограничения этой не самой привлекательной черты характера человека. И ещё я обращу внимание на одну замечательную фразу профессора, может быть, не замеченную телезрителями.

- Обида – реакция отчуждения!

Верно! В нашем постиндустриальном обществе, в мире Интернета, он-лайн обучения и он-лайн работы человечество разобщено, а человек длительное время остаётся один на один с собой. Он включает компьютер, входит в Сеть, по скайпу разговаривает со знакомыми в США или в Австралии. Ему кажется, что не техника правит бал, а он.

Вспомним, например, как три часа насмотревшись фильма о каком-нибудь «Терминаторе», мы выходим из кинозала, ощущая себя всемогущим Шварценеггером. Мы даже пару минут разговариваем с интонациями, присущими ему. Но через час-другой этот самообман, мираж улетучивается без следа при столкновении с реальностью, с другим человеком, с коллективом.

В индустриальном обществе, в советское время индивидуализм, оторванность от коллектива осуждались. Все мы в той или иной степени были связаны с коллективами, большими и малыми. Коллектив, а не ты сам себе давал оценку. А со стороны, как говорится, виднее. И твои суждения о себе «любимом», не витали в облаках завышенной самооценки, а спускались на грешную и жёсткую землю. Обижаться на коллектив было себе дороже, потому-то «на обиженных воду возили». Обидчивость, тем более обострённая (как в теме «Наблюдателя»), была чертой характера не только некритичной, но и незаметной и скрываемой.

Коллективы ныне – это уже не единое целое, а сумма индивидуалистов, каждый – сам по себе. Насидевшись дома в одиночестве перед компьютером наедине со своими наполеоновскими мыслями, наполнившись по завязку правами на завышенную самооценку, обиженный не идёт жаловаться, а берёт ружье и расправляется с обидчиком. Или нанимает киллера.

-Что же делать? - задаёт вопрос ведущая.

-Жить! – заключает профессор Ястребов, - и обижаться больше на себя!

Но как этого достичь в современных условиях?

27.03.20г.