Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 43 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Смотрю по телеканалу «Евроспорт» теннисный матч на открытом первенстве Австралии. Играют два грека. Один из них, Циципас, защищает цвета родной страны, другой, Коккинакис – Австралии. Вообще печально видеть, как представители одного народа играют за разные страны. У русских такая же проблема в том же теннисе. Зверев (Германия) сражается с Рублёвым (Россия), или Шаповалов (Канада) - с Медведевым (Россия). Разброс того или иного народа по разным странам и континентам – яркое подтверждение неблагополучия в родной стране-матери.

Но, слыша фамилию Коккинакис, мне вспомнилось другое. Шесть братьев Коккинаки из семьи понтийских греков были весьма и весьма известны в СССР. Все шестеро лётчики. Имена двух из них особенно гремели. Старший Владимир (1904-1985) добился больших успехов, совершая длительные перелёты, устанавливая мировые рекорды по дальности и высоте полётов, защищая Советскую Родину. Он дважды Герой Советского Союза, заслуженный лётчик-испытатель и заслуженный мастер спорта, генерал-майор авиации. Достижения младшего Константина (1910-1990) были чуть скромнее, но тоже Герой Советского Союза. Имена их в 50-60 годы ХХ века были в СССР на слуху. Портреты их не единожды появлялись на обложках журнала «Огонёк».

Знакомство с ними было заочным. В 1963 году стоял я в очереди возле касс автостанции у Рижского вокзала в Москве. Покупал билеты в Переславль-Залесский, чтобы в тамошней учебной части навестить старшего брата, проходившего срочную службу. Я закончил девятый класс, но за счёт роста и нехилого сложения выглядел старше своих лет. Лето, солнце, жара. Разглядываю уютный Рижский вокзал, изучаю людей, снующих туда-сюда. Благодушное, умиротворенное состояние. Вдруг ко мне подходят два солидных мужика, один из них спрашивает:

-Ты едешь в Ярославль?

-Нет, в Переславль-Залесский. А что?

-Давай мы подбросим тебя на легковушке.  

Я опешил: откуда и почему такая щедрость, и заинтересованность к моей скромной персоне.

-Небось дорого мне это встанет? Денег у меня не густо.

А сам удивляюсь своему спокойствию: будто ко мне с такими просьбами обращаются каждый день. Видимо, кой-какой опыт в знании людей у меня появился.

-Нет, не дорого. Возьмём с тебя столько же, сколько стоит автобусный билет, - отвечает один и командует другому, - Саша, иди спроси, сколько стоит билет до Переславля-Залесского.

В ту пору не было особых причин бояться кого-либо. Организованную преступность искоренили полностью. Конечно, где-то можно было нарваться на аферистов и мошенников, но их количество исчислялось единицами. В пределах, так сказать, математической погрешности. Советские люди действительно объединились и представляли единый механизм, готовый решать грандиозные задачи.

Я спокойно пошёл с незнакомыми мужиками к «Москвичу». Отдал три рубля, и мы покатили по прекрасному Ярославскому шоссе, то взбираясь на крутые горки, то резко падая с них вниз. Сильно пересечённая местность, так сказали бы лыжники и бегуны, к коим я относился.

Мои благодетели оказались авиационными механиками, а один из них работал в ОКБ Ильюшина. Я слушал их разговор и наматывал на ус.

- Коккинаки всё ещё летает? – спросил один из них, что был за рулём.

-Летает старик, но собирается на пенсию.

-А сколько ему?

-На следующий год 60 будет.

-Ого!

-В январе испытывал Ил-62.

-Ну и как?

-После приземления вылез из кабины мокрый, как мышонок.

Это сравнение я услышал впервые в жизни. Он поразило меня. Позже я щеголял им, удивляя других.

-От страха? –спросил шофёр.

-Не знаю. Вылез и сразу же за табак. Две-три затяжки и папироска «Герцоговины» готова. Курильщик, каких поискать. Говорят, сам Ильюшин разрешает лишь одному ему курить где попало.

-Да, великий человек, - согласился тот, что был за рулём.

Через два часа я был на месте.

Путешествия, как книги, развивают мозг!