Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 15 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Раздумья по материалам ток-шоу «Агора» «Что происходит с русским языком?»

Язык есть исповедь народа:

В нём слышится его природа,

Его душа и быт родной...

П. Вяземский

В ноябре текущего года (9.11.212г.) средства массовой информации сообщили о том, что Министерство просвещения РФ подготовило новый свод правил русской орфографии. Его можно найти и изучить на федеральном портале проектов нормативно-правовых актов. Представилось знаменательным, что за месяц с небольшим до выхода в свет проекта новых правил орфографии «Агора» озаботилась проблемой русского языка с таким вот завораживающим названием. Что же с ним происходит?

Начну с небольшой вводной. Значение языка трудно переоценить для идентичности того или иного народа. Это отмечал и Пётр Вяземский 200 лет назад, говоря, что «Язык есть исповедь народа». Признание за народом языка предков иногда весьма болезненный процесс, а, порой, даже смертельный. Ярким примером может послужить республика Бангладеш, народ которой мужественно боролся за право говорить на бенгальском языке вместо навязываемого английского. Двадцать первого февраля 1952 года в ходе манифестации в Дакке за существование бенгальского языка полицейские убили несколько студентов.  Бангладеш – первая страна, начав борьбу за признание родного языка, добилась, в конце концов, политической независимости. До сих пор патриоты Бангладеш боятся укоренения, так называемого, «бэнглиш» - языка, в котором смешиваются бенгальские и английские слова, и потому в Бангладеш Верховный суд запретил использование на телевидении и радио слов из других языков под страхом закрытия станций. Именно Бангладеш мировое сообщество обязано образованию «Дня родного языка» - 21 февраля, введенного ЮНЕСКО.

Есть более свежие примеры, когда желание говорить на родном русском языке перетекают в политические требования. Вспомним и склоним голову в знак почтения перед гражданами Донецкой и Луганской самопровозглашённых республик.

Наряду с бенгальцами очень ревностно относятся к родному языку и французы, защищая его от проникновения англицизмов, прежде всего, и чуждых слов мигрантов. Во Франции создано Министерство франкофонии, Комитет по защите французского языка, принят ряд законов по борьбе с проникновением английских слов. Дикторов телевидении, журналистов, без надобности употребивших иностранные слова, серьезно штрафуют. В Италии иностранные слова в тексте выделяются курсивом. Власти этих стран понимают, что языковые эрзацы рождаются не во дворах, а в СМИ и в умах языковых коллаборационистов, играющих заметную роль в политической жизни.

В России есть Государственный институт им. А.С. Пушкина, Институт русского языка имени В.В. Виноградова, но защищают ли они русский язык от иноземного влияния? Представители этих институтов были приглашены на обсуждение заявленной на «Агоре» темы. М. Русецкая – ректор первого института, зам. директора по науке – Е. Шмелёва и начальник отдела Б. Иомдин из второго института –. Также были писатели В. Лунин (Левин) и Гр. Служитель, журналист М. Бергер.

Важный разговор сбился на частности. Сравнивали жесткие нормы дорожного движения и нормы применения заимствованных слов в русском языке. Пришли к мнению, что языковые запреты для русского языка не нужны: «слова приходят и уходят». Молодёжный сленг тоже не страшен: носители его повзрослеют и забудут свои языковые «изыски». Писатель Гр. Служитель порадовался обилию сленгов: «язык – живой организм». Редкие слова из профессиональной среды также могут запросто уйти из лексикона. Борис Иомдин глубокомысленно заметил, что «чувак» ещё употребляется, а «чувиха» - нет. Михаил Бергер попытался обсудить применение мата в русской литературе и обилие глаголов, обозначающих выпивку, но к чести ведущего был остановлен.

Все сошлись во мнении, что русский язык «живой как жизнь» (выражение Корнея Чуковского), он всё перемелет и, как герой «Конька-Горбунка», окунувшись в воду трёх котлов, выйдет живым и более прекрасным. Однако, никто не заикнулся о грамотности нынешних молодых, а ведь она есть главный показатель квалифицированного применения языка. Ясно же, что если его ломать и корёжить, то он может умереть, как любой живой организм. В «продвинутых» IT-компаниях можно услышать, например, фразу «таск на холде» («решу задачу позднее»), или «отрежь два слайсика хэма!» (два ломтика ветчины). Я уж не привожу более длинных фраз, в которых нет ни единого русского слова, боясь напугать читателей. И потому они пишут частицу «неужели» вот так: «не уже ли», а наречие «невзначай» - «не взначай» (свидетельство зам декана факультета довузовской подготовки в Нижегородском техническом университете им. Р.Е. Алексеева). Такой олбанский язык никогда не может стать опорой «во дни сомнений, во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины» и не спасёт от «отчаяния при виде всего, что совершается дома?» (И.С. Тургенев). Да, и сомнения, тем более, тягостные раздумья о судьбах родины «айтишникам» далеко безразличны – лишь бы «мэни» хорошие платили. И тут можно говорить о социальных проблемах русского языка. Языковый космополитизм плавно перетекает в антипатриотизм. Россия для нуворишей, для «айтишников», для офисного «планктона» - лишь место зарабатывания денег. Недаром Пушкин утверждал, что учиться русскому языку надо у московских просвирен (женщин, пекущих просвирки), то есть у простого народа.

За тридцать последних лет во французский язык перетекло около одной тысяче англицизмов, и это для них катастрофа. Один русский блогер (вот новый англицизм) лично собрал 3200 подобных новоязов, при этом утверждает, что их фактически гораздо больше – около шести тысяч. Где-то в недрах СЕТИ я нашёл цифру в 10% от всего словарного запаса. Если учесть, что готовится новый орфографический словарь на 200 тыс. слов, то это составит 20 тыс. Ого!!! Тут впору говорить о «рунглише» (по аналогии с «бенглишем»), чем о русском языке.

Потому-то многие независимые лингвисты говорят о третьей волне варваризации русского языка. Первая пришлась на время петровских реформ, вторая – после Октябрьской революции 1917 года. И вот третья – после буржуазной контрреволюции 1991 года. Заместитель директора Института русского языка им. В.В. Виноградова Е. Шмелёва говорила на «Агоре», что волноваться не о чем, так как учителя преподают в школе, основываясь на классическом русском языке. Тогда почему первокурсники так безграмотны? О ЕГЭ, губящем российское образование на корню (в средней школе), в том числе и русский язык, в ток-шоу (ещё один англицизм) не говорилось ни слова.

Как-то раз я столкнулся в троллейбусе с выпускниками технического лицея, отвозящими туда учебники. Они, аккуратно связанные бечёвкой, выглядели новёхоньким будто из типографии. Я спросил девчонок: почему так? «Нам учебники не нужны, нас просто натаскивают последние два года на ЕГЭ». И тут опять напрашивается социально-политический вывод: системе образования не нужны творческие, самостоятельно думающие люди. Для комфортного управления важны подчинённые, предсказуемо понимающие команды.

Не говорилось на «Агоре» и о влиянии русской литературы на язык. Несомненно, чтение интересных книг на родном языке первично. Любовь к чтению, особенно классиков, закономерно перетекает в любовь и уважение к русскому языку. Люди, ценящие Пушкина, Лермонтова, Достоевского, Толстых (Льва, Алексея Константиновича и Алексея Николаевича), Бунина, Шолохова, постараются не коверкать родной язык в любых условиях. В этой связи можно вспомнить «роман» молодой писательницы Ксении Букши с названием «Завод «Свобода». Глава двадцать седьмая полностью состоит из бессмысленного набора даже не слов, а букв. Судите сами: «Гальхуничесляе плякизвтодов внутвого планилякхуния, и пеическийучасии ннов дам…» и такой набор на четырёх страницах. Это издевательство над русским языком удостоено, между прочим, титула «Национальный бестселлер» за 2014 год.

Тут впору уточнить тему ток-шоу «Агора». Её нужно обозначить так: «Что с нами происходит?» Что с нами происходит, когда мы антирусскую писанину причисляем к бестселлеру, пишем о нём хвалебные статьи, рекомендуем к прочтению? 

Вернёмся к началу заметок. Помня об орфографической реформе русского языка, предпринятой волюнтаристом и малообразованным Никитой Хрущёвым в 1963 и 1964 году (к великому счастью несостоявшейся), я с волнением ознакомился с новым сводом будущих правил, опубликованном на упомянутом портале. Напомню, что, если бы Хрущёва не сняли 14 октября 1964 года, то нам предстояло бы писать «доч», «мыш», «тиш», «вана» (ванна), «брошура», «парашут», «заец», «чорный», «жолтый» и т.д. и т.п. Достаточно внимательно я прочитал все 131 страницы предлагаемого свода. Слава Богу, мы не будем пока писать слова, как они звучат и слышатся, мягкий и твёрдый знак остаются на своих местах, буква «ё» наделена правами и т.д. Но опять есть недовольные: филологи из РАН высказывают сомнения в однозначности применения буквы «Ё».

Ещё раз прочтём строки Петра Вяземского. «Язык есть исповедь народа:/ В нём слышится его природа, / Его душа и быт родной...». Из них следует непреложный вывод, если не коверкать душу народа различными реформами, локдаунами и субкультурой, то и язык сохранится в целости и сохранности!

19.11.2021г. С сокращениями опубликована в Литературной газете