Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 80 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Холодный февральский вечер. Граничный час, когда 10-лет-УЛ/ ним мальчишкам из порядочных семей уже пора находиться дома возле теплого очага, как сказал бы папа Карло, а не ехать в переполненной маршрутке. Только для отпетых пацанов это еще не вечер.

Он явно не был плохишем: обычное 10—12-летнее дитя по­лукапиталистической нашей действительности, торопящееся домой. Мальчишка пробрался в середину салона и встал рядом со мной. Сразу было видно, что «домашний». Кондуктор, моло­дая, спелая деваха, лет 20-ти, в обтягивающем достаточно круп­ную грудь шерстяном свитере, лениво процедила в его сторону:

— Молодой человек, билет брать будем? — заранее зная ответ.

Я попытался помочь ему и прошептал:

— Пошути: скажи ей, что не дорос еще до молодого чело­века.

Пацан понял это по-своему и смущенно попросил:

— Да мне всего-то две остановки проехать. Можно?

— Выходи! — безапелляционным тоном приказала молоду­ха, явно любуясь своей крутизной.

— Пожалей, это же социально незащищенный слой населения,— громко сказал я.— Да и на улице не лето, чувствуешь — домой торопится,— добавил я.

В автобусе царило благодушное равнодушие.

— Может, ты, чувствительный, заплатишь за него, а?

Я ответил стандартно, согласно неписаному автобусному «этикету»:

— Мадам, вы мне в дочери годитесь, а тыкаете словно...прости, Господи.

Молодуха совсем разошлась и закричала:

— Жалельщики хреновы, жалеете только на словах, а вот заплатить за чужого кишка тонка?

Дело принимало принципиальный оборот. Сонное равноду­шие в автобусе нарушилось, и все с интересом ожидали про­должения, а большинство, это чувствовалось, было на стороне кондукторши. Я, чтобы не доставлять удовольствия этому боль­шинству, молча достал «пятак», так для себя я называю 5 руб­лей, учитывая их покупательную стоимость, и отдал его моло­дой фурии. Она демонстративно отдала мне рубль сдачи. В ав­тобусе все разочарованно отвернулись от меня, не оправдавшего их надежды на скандал.

Когда я выходил из автобуса, кондукторша как ни в чем не бывало кокетничала с шофером, жеманно растягивая губы:

— Ну, ты и сказанул...

Последние слова заглушил скрежет открываемых дверей, да и не интересны они были никому. Никому на всем белом све­те! Слова интересны лишь в устах Личности.

Северный ветер подхватил полы моего осеннего пальто. Но мне знакома походная истина: на морозе нельзя съеживать­ся — быстро замерзнешь. Я развернул плечи и порадовался за мальчишку. Он вовремя вернется домой.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить