Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 103 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Зимний вечер. Переполненное маршрутное такси приняло еще двух пассажиров: мальчишек 7 и 11 лет. Они протис­нулись назад и сели на освободившиеся места: один, постарше, рядом со мной, а другой — напротив, на боковое сиденье. Стар­ший и малый одеты были стандартно: неяркие, затертые на сгибах до черноты синтетические курточки, вязаные шапочки, спортивные костюмы. Укоренившийся стандарт для малоиму­щих слоев населения, как сейчас их принято называть. О, как много стало ныне этих самых слоев! «Дети горчичного рая»,— подумалось мне.

Малый, едва коснувшись сиденья, тотчас же заснул. Его ху­денькое тело, плотно привалившись к мужику, сидевшему рядом, все больше и больше втискивалось между ним и сиденьем. Мальчон­ка не просто дремал, а спал, как спят измотанные непосильным трудом усталые люди. Время от времени у него дергалась то рука, то нога, будто кто-то страшный и ужасный наваливался на него или тащил куда-то, безжалостно дергая за руку.

Старший, оценив ситуацию, попытался его разбудить, но тот, взглянув на него бессмысленными глазами, опять прова­лился в теплую расщелину между сиденьем и неизвестным пас­сажиром.

— Брат? — спросил я у старшего.

— Нет,— почти беззвучно прошептал он.

Это была явная неправда, но я не возражал. Меня, чисто и аккуратно одетого в приличную одежду, он ненавидел так, как ненавидел Павка Корчагин буржуев. Чтобы понять это, доста­точно было взглянуть в не по-детски холодные и полные пре­зрительной усмешки глаза. Вскоре и он заснул, беспомощно све­сив голову на гусиной тонкой шее, она, на удивление, была чиста, как и лицо. Руки плотно засунуты в рукава. Он держался молодцом и ни к кому не приваливался, только беспомощная, внушающая нестерпимую и такую же беспомощную жалость голова его спускалась все ниже и ниже, пока на долю секунды не будила своего усталого хозяина. После чего она возвраща­лась на место, чтобы отрешенно повторить нелегкий свой путь.

У младшего тем временем исчезла мягкая спина соседа, и он прислонил свою голову на жесткую ручку сиденья. Маршрут заканчивался, но пацаны и не думали просыпаться. Я осторож­но опустил руку на худенькое колено соседа и слегка сжал его. Он тотчас же открыл глаза, и они не были мутными и бессмыс­ленными.

— Свою остановку не проедете? — спросил я.

Мальчишка лишь покачал головой.

— Откуда пробираетесь?

— Из школы.

— ??? Тебе чем-то помочь?

Более упрямого покачивания головой я еще не видел.

— Отец и мать есть?

— Есть,— он еле шевелил губами.

— Вы в школе дежурите по суткам, что ли? — пошутил я.

Он не принял моей шутки и, недовольный, отвернулся, осуж­дающе посмотрев на своего спящего брата. Спустя некоторое время резко вскочил, грубо схватил за руку братишку и, не давая ему окончательно проснуться, потащил к выходу.

Странная пара быстро растворилась в зимней ночи, оставив меня наедине с извечными и горестными для русских вопросами.

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить