Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 32 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

На Крещение в селе Дивееве столпотворение. Возможно, когда-то эта мода перерастет в действительную веру. Но мне близок Демокрит, сказавший, что войти дважды в одну и ту же реку невозможно.

Все, что было потеряно православием в годы раскола, Пет­ровских и советских реформ, с варварскими взрывами и грабе­жом православных святынь, с воровством ценностей, никогда не будет восстановлено прежде всего в духовном, изначаль­ном. Можно, заплатив сотни миллионов долларов, восстано­вить храмы, но восстановить истинную веру, нещадно истреб­лявшуюся, едва ли. Мозг, может быть, поймет, да душа не примет.

К роднику святой Александры и стоящей рядом крытой ку­пели — толпа жаждущих. Мы, четыре мужика, набираем свя­той воды и становимся в очередь в купальню. Я знаю, что в ней неглубокое корыто с быстро текущей по нему водой. В него нельзя нырнуть, чтобы смочить по христианскому обычаю го­лову. А смочить ее надо троекратно. Приходится вставать на колени и, зачерпывая воду руками, поливать на голову. Для этого нужна полная вера в силу и таинство крещения. Уверен­ность, вера!

Из купальни доносятся раздраженные крики, шлепки, плач ребенка. Видимо, кто-то вознамерился смыть грехи с малолет­него ребенка.

Слушая эти крики, ощущаешь себя насильником. О, слепая мода. Точнее, слепые люди, следующие бездумной моде, ради которой малолетки окунаются в ледяную воду или вытаскива­ются на сцену, чтобы исполнить канкан. Родители, сидящие в зале, удовлетворенно причмокивают и притоптывают в такт их движений. Безумству моды нет предела...

Нас четверо. Мы очень разные по возрасту, воспитанию, но, как один, мы дружно, не сговариваясь, отходим и, подав­ленные услышанным, бредем прочь, чтобы поскорее уйти от раздирающих душу криков.

...Помню, как тихо и убежденно молилась моя мать, а я, четырехлетний, также тихо и вдумчиво повторял ее движе­ния. Возможно, я не очень счастлив, но твердо знаю, что душа моя на месте.

А вслед нам тяжелым камнем летели слова стоящей возле купальни монашки:

— Это из отроковицы бес выходит.

Я перекрестился на купола Дивеевского монастыря и произ­нес молитву: «Боже, милостив буди мне грешному».

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить