Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 72 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

Человек — мерило всех достижений и неудач, лжи и правды, потрясений и спокойствия, законов и бесправия... Всего! Всего ныне известного и того, что станет изведанным в будущем. Разумом и чувствами человек, казалось бы, должен стремиться от просто­го к сложному и совершенному. Но, увы, так бывает далеко не всегда. Что-то или кто-то мешает, с кем-то или в чем-то не складывается, не получается...

И создаются миллиарды характеров, миллиарды взглядов, чувств, мыслей, нюансов опыта и взаимо­отношений. Это мы, люди. Порой кровавые, как зве­ри; беспощадные, как камни, летящие в спины без­винных прохожих; злые, как цепные псы; нежные в любовной неге и беспомощные, как младенцы, толь­ко что появившиеся на свет.

Долго можно продолжать этот список нечести­вых и благочестивых качеств человека, наследуемых и приобретаемых им за сравнительно короткий промежуток жизни, еле видимый для бесконечной исто­рии, им создаваемой. Казалось бы, подобное много­образие призвано породить лишь хаос и ничего дру­гого. Кроме того, многое в жизни относительно.

Но нет, в обществе постоянно и незримо суще­ствует вектор внутреннего единства и массовой воли народов, определяющий поступательное развитие общества. Двигаясь в его направлении, люди созда­ют или разрушают государства, участвуют в рево­люциях или контрреволюциях. Нам ли не знать, что и как было в 1917 и 1991 годах. И может показаться, что только благодаря оборотистым людям, умело ухватившим этот вектор, меняется его направление.

Истина же, как всегда, находится посередине, и роль простых людей неоспорима.

Через 50 или 100 лет кто-то, глядя на наши могильные пли­ты, скажет: «Жили на стыке тысячелетий. Как интересно!» Каж­дый согласится, что не в этом достоинство жизни. Внутренний мир человека богаче и разнообразнее мира окружающего.

Я скромно пытаюсь заглянуть в этот мир, как в дом, и по­нять экологию его души. Дом может быть с приветливо раскры­тыми дверями и окнами или глухой крепостью.

И если у читателя от сопричастности с моими мыслями по­явится улыбка на лице, от которой потеплеет в душе, значит, я нашел единомышленника и не зря черкал бумагу.

Некоторые читатели спрашивают о принадлежности моих миниатюр к тому или иному жанру. Я полагал бы, что не в этом суть. Но тем не менее направил некоторые свои образчики по­койному ныне журналисту Ярославу Голованову. Он определил их как эссе и исторические хроники. Мне, скажу откровенно, это определение понравилось.

Большинство рассказов и очерков, созданных в разное вре­мя, несет на себе печать автобиографичности, но и только... Я всегда оставляю за собой возможность импровизации, даже в детских впечатлениях.

Откликнется ли сердце? Это остается за вами, дорогой читатель.

Автор

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить