Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 23 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 

В Нагорной проповеди Иисуса Христа есть такой стих. «А я говорю вам: не противься злому. Но кто ударит тебя в правую щеку твою, обрати к нему и другую» (Мф. 5:39).

Лев Толстой расшифровал эту заповедь всемирно известной фразой «непротивление злу насилием». Великий писатель не видел иного способа разорвать порочный круг насилия и пресечь его, весьма и весьма присущего человеческому роду. Как у всякого начинания, предпринятого великим человеком, нашлись и находятся до сих пор ярые последователи (индус Махатма Ганди, например), но не менее ярые порицатели такого действа. И каким-то шестым чувством, присущим настоящим мудрецам, Лев Толстой нехотя, глухо признавал естественно-моральную силу зверья перед человеком, испорченным цивилизацией. Он писал: «Людям, в отличие от животных, не дано внерациональных возможностей следовать некоторым законам, по которым живёт Божий мир». Или «Животные подчиняются закону взаимного общения», но тут же и противоречил себе, говоря: «Взаимная борьба – закон животной жизни…».

Так каков же «закон животной жизни»? Впервые его сформулировал зоолог Конрад Лоренц, наблюдая жизнь волков и других представителей высших общественных видов животных. Тем самым он дал верную трактовку заповеди Христовой. «Не для того вы должны подставлять врагу другую щеку, чтобы он снова ударил вас, а для того, чтобы он не смог сделать этого». Каким же образом? Нобелевский лауреат Конрад Лоренц десятки раз наблюдал, как в схватке волков проигравший волк в конце боя подставляет самые уязвимые места, прося пощады. И никогда волк-победитель не использует шанс вконец разделаться с побеждённым. У волков в процессе эволюции выработались сдерживающие механизмы, препятствующие применению своего могучего оружия (острых клыков, сильных когтей) против представителей своего вида. В противном случае волки уничтожили бы себя, как вид. Самое удивительное в том, что побеждённый волк знает и надеется на утончённую (по-другому сложно сказать) сдержанность своего более сильного противника.

Убивая себе подобных, человек перестал эволюционировать.