Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 38 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Прощание славянки
Страница 2
Все страницы

Старик сидел на нижней тумбе лестничной балюстрады, ве­дущей к речному причалу, и внимательно наблюдал за су­етой на берегу. Длительное время его размякшее с виду тело оставалось без движений, и можно было предположить, что он дремлет, если бы не глаза, время от времени посылающие мол­нии-взгляды на публику, столпившуюся у пристани, да еле за­метные повороты головы. Внешне и стариком-то назвать его было трудно: плохо расчесанная копна чуть тронутых сединой волос, кожа с неглубокими морщинами, интерес во взгляде. Но сидела в нем некая, но вполне определенная душевная надлом­ленность, безошибочно определяющая его стариковскую при­надлежность. Для бомжа он был слишком аккуратен: не поте­рявшие цвет синие джинсы, серый пиджак, сохранивший подобие формы, дешевые черные ботинки на толстом микропоре. Степень бездомности легко определяется по состоянию рубаш­ки. Бомж со стажем рубашки вообще не имеет. У этого рубашка была, но цвет ее не подлежал описанию. Сильные очки выда­вали бывшего любителя запойного чтения, неприкаянного ин­теллигента, не сумевшего вовремя усвоить суровые реалии на­ступившего в стране периода раннего, волчьего капитализма.

Сколько их, одиноких, месяцами не получающих зарплату или пенсию, раскидано по постсоветской Руси? Невозможно сосчитать. Их, мало приспособленных к жизни, с нежной, ранимой душой, безжалостно бросают жены, уходя к более удач­ливым, сильным и денежным. Их, безропотных, в первую оче­редь лишают рабочих мест при сокращении штатов. Они не мо­гут ходить по «трупам» и рвать глотку за место под испепеляю­щим солнцем социального неравенства. Возможно, они часто надеются на авось, бывают ленивы и созерцательны, но на дно их опускает безжалостное отношение власти.

Радостная, бесшабашная суета у пристани приносила ста­рику все более и более явное удовольствие: по губам его иног­да змеилась потайная улыбка. Точно, не случай привел старика на причал: нарочитое отторжение от проводов и плохо скрыва­емая заинтересованность, похоже, чем-то определялись.

А у причала суматоха усилилась: приближался торжествен­ный момент отплытия. Лихорадочно сбивающиеся разговоры, растерянные, бессмысленные улыбки, смех, порой не оправ­данный, отрывистые жесты. Создавалось впечатление, что про­вожающие и уезжающие не встретятся больше никогда, и про­износимые ими слова имеют особое, неповторимое значение и смысл. Наверное, это так и есть. Вероятно, это часть русского менталитета, результата исторических потрясений: бесчислен­ных войн, народных восстаний, переселений целых народов. В ответственные моменты жизни людьми овладевает желание го­ворить высоким «штилем» обо всем и ни о чем.

Распираемые зудом предстоящей новизны, детишки бегали среди взрослых, как меж деревьев, возбужденные более своих родителей, бабушек и дедушек, расстающихся, казалось, на­веки.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить