Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 74 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Коренное население
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Все страницы

         Калифорния – это мечта

         Всех пропойц и неумных бродяг,

         Тот, кто глуп или мыслить устал,

         Пропадают в её краях.

         Эти люди – гнилая рыба.

         Вся Америка – жадная пасть,

         Но Россия… вот это глыба…

         Лишь бы только Советская власть!..

         Мы, конечно, во многом отстали.

         Материк наш:

         Лес, степь, да вода.

         Из железобетона и стали

         Там настроены города.

         Вместо наших глухих раздолтй,

         Там, на каждой почти полосе,

         Перерезано рельсами поле

         С цепью каменных рек – шоссе…

         На цилиндры, шапо и кепи

         Дождик акций свистит и льёт:

         Вот где вам мировые цепи,

         Вот где вам мировое жульё.

         Если хочешь здесь душу выржать,

         То сочтут: или глуп, или пьян.

         Вот она – мировая биржа!

         Вот они – подлецы всех стран».

Я прерву длинную цитату и слегка прокомментирую её другим фактом. Читатель наверняка помнит повесть Конан Дойля «Собака Баскервилей», а, сосредоточившись, вспомнит, а недоверчивый заглянет в книгу, в которой узнает, о чем мечтал убийца Селден. Он пережидал на болотах время, чтобы сесть на пароход, отправляющийся в Америку. И Конан Дойль. и Сергей Есенин жили во время самого интенсивного заселения Америки её будущими гражданами. Не им ли доподлинно было известно о качестве лиц, стремящихся туда?

Сюда стремились патологически больные жадностью (есть такая «болезнь») люди с бешеной энергией, наяву грезившие о золоте и богатстве, и те, кто скромно хотели заработать своим трудом на кусок хлеба с маслом и вырастить детей – будущую опору. Третьи скрывались от правосудия за убийства и другие прегрешения, надеясь раствориться на необъятных просторах; одни из них действительно начинали новую жизнь, другие продолжали грабить и убивать. Четвертые бежали, пытаясь обрести духовную свободу, освободиться от религиозного гнета старой родины, от погромов и преследований. Пятые искали политического убежища, зачастую меняя приобретенную конфиденциальную информацию и научные знания на гражданство и защиту. Со всего мира и в великом количестве они высаживались с пароходов, барж, парусников, фрегатов. И как бы они не устроились: хорошо или плохо, об Америке шла словесная волна восхищения, как о рае земном. Одни скрывали свои неудачи на новом месте, другие боялись сглазить свои успехи. Так и повелось по нынешний день, что на вопрос: «Как дела?», американец, не задумываясь, отвечает: «Fine!» (прекрасно).



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить