Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 24 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Коренное население
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Все страницы

Это был новый Вавилон из разных рас, десятков народов, говорящих на множестве различных языков и наречий, с разными культурными ценностями, а то и вовсе без оных, привычками, традициями и обычаями.  

Когда начался массовый отток евреев из России в США? После польского восстания 1863-1864 гг., и особенно после 1881 года, в котором их представитель Гриневицкий бросил бомбу под ноги императора России Александра II. Опасаясь и, наверно, обоснованно, гонений, они хлынули мощным потоком через океан.

Вернемся к индейцам и закончим мысль великого русского поэта Сергея Есенина.

«Красный народ стал сопротивляться, начались жестокие войны, и в результате от многомиллионного народа краснокожих осталась горсточка (около 500000), которую содержат сейчас, тщательно огородив стеной от культурного мира, кинематографические (выделено мной. – М.Ч.) предприниматели. Дикий народ пропал от виски. Политика хищников разложила его окончательно. Гайавату заразили сифилисом, опоили и загнали догнивать частью на болота Флориды, частью в снега Канады».

Но далее С. Есенин высказывает мысль, явно находясь под влиянием будущих индустриальных прелестей, обещанных большевистской революцией 1917 года.

«Но и всё же, если взглянуть на ту беспощадную мощь железобетона, на повисший между двумя городами Бруклинский мост, высота которого над землей равняется высоте 20-этажных домов, всё же никому не будет жаль (выделено мной - Ч.М.), что дикий Гайавата уже не охотится здесь за оленем. И не жаль, что рука строителей этой культуры была иногда жестокой.

Индеец никогда бы не сделал на своем материке того, что сделал «белый дьявол».

Вот здесь великий поэт ошибся. Мне жаль Гайавату. И не только мне его жаль. Жалели индейцев Ильф и Петров в своей книге «Одноэтажная Америка»: «…а пустыня индейцев наваго все еще лежала позади внизу, последний бесплодный приют чистокровных, стопроцентных американцев, вся беда которых заключалась в том, что у них красная кожа и что они способны не к торговле, а к рисованию и к воинственным, но безопасным танцам». Еще одно свидетельство я хочу привести из этой книги, высказанное американцем, прожившим с индейцами несколько десятков лет:

«Я не знаю более честных, благородных и чистых людей, чем индейцы. Они научили меня любить солнце, луну, пустыню, научили понимать природу. Я не представляю себе, как мог бы жить сейчас вдали от индейцев».



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить