Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 65 гостей онлайн

Последние комментарии

Загрузки

Константин Леонтьев

Лишить жизни

Нижегородские сюжеты


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Спор о Горьком: отголоски великой смуты
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Все страницы

Помните, как в начале ХIХ века спорили славянофилы и «западники», и чем закончился этот спор? И в нынешнем споре, как в гражданскую войну, сын на отца, отец на сына, брат на брата. Нет ничего удивительного в том, что полемика о Горьком свернула на личности.

Лексика, стиль Станислава Смирнова, не говоря уж о смысле изложенного, ярко характеризуют автора, как патриота земли русской, которому страшно за будущее России, если дела пойдут прежним ходом и в известном направлении. Оттого-то события исторического прошлого он оценивает с позиций вреда и пользы для государства российского, независимо какой окраски (красным или белым) оно было в тот или иной промежуток времени. Нетрудно догадаться, как относится автор к «героям-народовольцам», «бомбистам», перманентным революционерам, к Льву Троцкому и Егору Гайдару, к приватизации лихих 90-ых и к либералам ХХI века. Это у них, по словам К.Леонтьева, сказанным 130 лет назад: «всё смутно, все спутано, все бледно, всего понемногу. Система либерализма есть, в сущности, отсутствие всякой системы, она есть лишь отрицание всех крайностей, боязнь всего последовательного и всего выразительного. Эта-то неопределенность, эта растяжимость либеральных понятий и была главной причиной их успеха в нашем поверхностном и впечатлительном обществе».

Для Смирнова, я уверен, свобода и дисциплина – две стороны одной монеты, и если аверс или реверс её сотрутся, то она потеряет ценность и превратится в пригодную лишь для цыганского монисто частицу. По образному сравнению академика Ивана Павлова, первого нобелевского лауреата из русских, свобода – это возбуждение, а дисциплина – торможение. И потому постоянно восторженным оппонентам Смирнова никогда не понять его, спокойно и логично мыслящего патриота, согласного с выводами Вадима Кожинова. А они, как оселок, на котором легко определить: кто есть кто в современном мире.

И немного о М. Горьком. Выше я недаром употребил слово «шестерка», то есть он служил и вашим, и нашим. Всегда при отпетых врагах есть окружение из людей, одурманенных пропагандой, заблуждающихся, примкнувших чаще всего в силу неосознанности собственных пристрастий. Одним из окружения то Ленина, то против него, то Сталина был и Максим Горький.



Комментарии   

 
0 # sinn 31.12.2012 04:45
Слово "шестерить" применительно к А.М. Пешкову-Грькому , метко употребленное уважаемым М.П. Чижовым, лучше всего характеризует нашего Буревестника. Тот шестерил всю жизнь, не беспратно конечно. Шестерил перед теми у кого деньги и сила. Перед богатыми заказчиками революции, потом перед всесильной соввластью, которая поступала с такими как он смутьянами куда жестче и безжалостней, чем "царские палачи". Именно так, "палачом", обозвал любимец еврейских издателей автор бездаршейшего романа Мать жандармского ротмистра А.В. Грешнера. Только лишь з то. что тот добросовестно и со знанием дела выявлял бомбистов и экспроприаторов , покушавшихся на основы государства, чтобы потом судить их по всем правилам правового государства. А вот любимые Горькм чекисты, которых он ласково называл "черти драповые" расстреливали людей пачками, не утруждая себя формальностями.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить