Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 15 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Золотая глыба сердца
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Все страницы
В селе каждый на виду, все знают друг о друге всё. Все слабости, все перипетии судьбы, все планы и намерения. Абсолютное большинство из сельчан твои друзья, а частенько и родственники. Их много. Жизнь и смерть идут рука об руку, рождая естественную жалость к умершим. С детства у впечатлительных людей с тонко организованной душой, тем более православной, приходит ясное понимание того, что каждый раз колокол звонит и по тебе. Приходит понимание высказывания Марка Аврелия: «Высшее назначение наше – готовиться к смерти». В Есенинской интерпретации мысль Аврелия звучит так: «Ведь каждый в мире странник – пройдет, зайдет и вновь оставит дом».
От этого проистекает любовь Есенина к людям:
                  Все успокоились, все там будем,
                  Как в этой жизни радей не радей, -
                  Вот почему так тянусь я к людям,
                  Вот почему так люблю людей.
И она, совсем не странное дело, эта любовь тесно связана с грустью, жалостью, смертью. Такое восприятие также идёт от крестьянского его происхождения, от нежной  души, от любви к людям и «братьям меньшим», и к природе-кормилице. Чувствование на кончике иглы. И каждое стихотворение, как укол этой иглы. Конечно же, такое восприятие исключительно редкое явление.
Почти все предметы и явления природы у Есенина одухотворены. Роща «отговорила», дорога «дремлет», «взбалмошная луна» вяжет «кружевные узоры», клён – «пьяный сторож», а вечер  «насопил чёрные брови».
Прочитайте любое стихотворение, и вы найдёте этому самое исчерпывающее подтверждение. Или вот совсем уж бесподобное сравнение:
                  «Режет серп тяжелые колосья,
                  Как под горло режут лебедей».
Между тем, «смерть в потемках точит бритву», и «желтый хвост упал в метель пожаром», и в «землю вопьются рога». И как апофеоз:
                  И глухо, как от подачки,
                  Когда бросят ей камень в смех,
                  Покатились глаза собачьи
                  Золотыми звездами в снег.