Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 102 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
«Звени, звени, златая Русь»
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Все страницы
На родине Сергея Есенина в день 120-летия со дня рождения
Село Константиново встретило нас солнцем, чистым безоблачным небом и сильным ветром, дующим откуда-то с верховьев Оки. Это было тем более удивительно, что с ночи моросил дождь, и мало оставалось надежд на хорошую погоду. Но она пришла, как пришли сюда, на родину Сергея Есенина, десятки тысяч людей из разных уголков России. Мы приехали из Нижнего Новгорода, другие из Орла, третьи из Москвы. Русь, которую так любил Сергей Есенин, всё еще необъятная душой и пространством,  по-прежнему верна ему. И как ей не любить своего поэта, сказавшего:
«…я буду воспевать всем существом в поэте, шестую часть земли, с названием кратким Русь!»
И воспевал так, что народу было любо-дорого слышать прочувственные строки о себе: крестьянах, основе русской жизни, быте его, труде и нравах, душе, любви. До слёз трогали читателей стихи о живой, неповторимой природе, о живности, домашней и дикой – «братьях наших меньших», которых, как признавался Есенин, никогда не бил по голове. И пока жив будет русский человек, живым для него останется образ и творчество Сергея Есенина.
После трагичной и загадочной смерти поэта на его малую родину потянулись многочисленные почитатели его таланта. До Константинова от железнодорожной станции Дивово они шли 15 километров пешком по исключительно ровной местности. И нечто сакральным представлялся конец этой гладкости, заканчивавшейся крутым обрывом к Оке. Вот на этом-то обрыве и вдоль его раскинулись избы села Константинова. 
         «Село, значит, наше – Радово,
         Дворов, почитай, два ста.
         Тому, кто его оглядывал,
         Приятственны наши места…»,
С такого вот рассказа возницы, начинается поэма Есенина «Анна Снегина». Под названием Радово скрыто родное село Константиново, в котором тоже две сотни домов.  Да, и «приятственность» этих мест удивительна, и она лишний раз подчеркивает известную истину: не любили русские селиться, где и как попало.  К красоте и шири рек тянулась их душа. Река Ока делает здесь огромную петлю, а где-то на горизонте другая петля, превратившаяся за сотни лет в старицу, потому-то ширь окской поймы увеличивается вдвое, втрое, - неизвестно во сколько раз. Вообще, Ока – одна из самых извилистых рек Европы, а здесь особенно, ведь именно левобережье её есть Мещёрская, знаменитая сторона.