Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 108 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Метаморфозы
Страница 2
Все страницы

Надпись на Икшинском гидроузле: «Для сооружения шлю­за № б выполнено работ: земляных—916 751 кубометр, желе­зобетонных— 118 312 кубометров». И это сделано за три года без машин, одними руками. Впечатляет! Как впечатляет и дру­гая стройка, но уже капиталистическая, в наше время — вос­становление храма Христа Спасителя.

Сейчас Москва — как один большой вокзал с моралью жите­лей бывшей Хитровки. Единственный уголок отдохновения и порядка — храм Христа Спасителя и территория вокруг него. Глядя на эту воплощенную в камне красоту и мощь, думаешь: в какой же степени варварства нужно было находиться душе человека, чтобы решиться на уничтожение этой красоты? Были же революции в других странах, и не менее жестокие. Да, унич­тожили французы Бастилию как символ насилия, но символы веры никому не приходило в голову разрушать. Люди вроде бы и не «превращались», как у Овидия, в животных, но их пове­дение говорит об этих метаморфозах.

Маленькое, несмышленое дитя, сердясь на неодушевлен­ный предмет, причинивший ему боль, бьет его ладошкой; соба­ка кусает угол дома, о который она невольно ударилась. У пси­хиатров есть определение подобному поведению, проститель­ному неразумным животным, малым детям. Не выдержало взрослое руководство страны блеска куполов другой, отличной от их собственной, веры, и сразу же схватилось за динамит...

И пошла череда материальных метаморфоз: храм Христа Спасителя — недостроенный Дворец Советов — открытый пла­вательный бассейн с подогревом воды в зимнее время — храм Христа Спасителя. Но не стали эти метаморфозы для людей власти надежным уроком: разрушено за последние десять лет больше, чем построено за семьдесят.

Хорошо, что этот храм из главного символа веры превра­щается в музей зодчества, живописи и упомянутого головотяп­ства. В нем выставлены подлинные исторические документы о всех его превращениях.

После осмотра выхожу на Волхонку, покупаю мороженое. Продавщица спрашивает:

— Понравилось?

— Очень,— искренне и горячо говорю я, удивляясь ее непосредственности. Обычно москвичи высокомерны.

«Что-то тут не так»,— думаю я про себя, и оказываюсь прав. Разговорившись, узнаю, что она геолог, потерявшая работу из-за повсеместного прекращения геологоразведочных работ. В Мос­кве же, куда ее привез муж, она не может найти работу по специальности.

— Представляете, мне часто снится тайга, горные реки, где приходилось заниматься шлиховкой, от которой коченели руки и затекала спина. А как были умны камчатские лошади: опусти поводья, засни, а она привезет тебя к базе. Тяжелая работа, но нужная. Теперь моя цель — продать как можно боль­ше мороженого!

Метаморфозы продолжаются...



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить