Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 81 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Братство
Страница 2
Все страницы

Есть на окраине города заброшенный последний приют, мало кому известный. На этом небольшом кладбище, стиснутом со всех сторон са­доводческим товариществом, хоронили в годы Великой Отече­ственной войны солдат, умерших от ран в находящемся невда­леке госпитале. Пологий склон усыпан заросшими сорной тра­вой холмиками без каких-либо мало-мальских символов памяти: ни крестов, ни надписей, ни оградок. Лишь на пяти из двух сотен могил сохранились кресты и еле заметные надписи. С тру­дом можно узнать, что хоронили здесь до 1943 года.

Посередине бывшего кладбища высится недостроенный бак для аварийного запаса воды, рядом остов киоска для планиру­емой продажи семян, саженцев и прочей садово-огородной пре­мудрости; пересекают кладбище водопроводные трубы и тро­пинки, утоптанные безжалостной ногой человека, невзирая, что под ней: могильный холм или бугорок. Лишь березы, тополя и кусты черемухи знают, чьи кости сжимают их корни. Зимой за­снеженная холмистость испещрена следами лыжников, и вьет­ся по ней единственная тропа навещающих свое хозяйство са­доводов. Яркое солнце весны быстро выделяет печальные хол­мики на заснеженном фоне, и назначение этого места трудно спутать с другим. Летом среди обильного травостоя лишь вни­мательный глаз способен отличить зерна от плевел. Осенью же, глядя, как низкое солнце скользит умирающими лучами ухо­дящего дня по немногим крестам, затянутым паутиной в жел­тых листьях, запутавшихся в ней, хочется плакать.

Лишь одна могила выделяется из всех. Нет, не ухоженно­стью, таких здесь нет, а солидной обеспеченностью сохранно­сти. Ограда полуметровой высоты обтянута поверху колючей про­волокой, крест сварен из нержавеющих труб, табличка из леги­рованной стали. Удивительно, как не гнушающиеся ничем «металлисты» проходят мимо такого «богатства». Внутри огра­ды — непролазная стена шиповника. Фамилия, имя, отчество и годы «1924—1942» аккуратно выведены какой-то удивительно прочной краской.

Восемнадцать лет было солдату.

За долгие годы, что я знаю это место, мне не довелось видеть здесь ни одного посетителя. Лишь однажды у этой моги­лы заметил я могучего старика с седой, окладистой бородой. Подошел, встал рядом. Старик поднял на меня размякшие от воспоминаний глаза и сказал:

— Дружок мой, фронтовой, здесь лежит. Помолчал. Потом стал рассказывать.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить