Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 31 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
О справедливости (размышления писателя на злобу дня)
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Все страницы
Права на Руси шли за обязанностями, то есть были вторичны, хотя постулаты римского права (юриспруденции в нынешнем понимании) вместе с православием пришли от Византии («второго Рима»), но на Руси они неузнаваемо изменились. В «Третьем Риме» правами подданных наделяло государство в лице  великого князя (царя, императора). Потому-то для Руси так характерна единая  и сильная государственность. И подобное истолкование прав и обязанностей, положительно повлиявшее на силу государства оказалось, безусловно, оправданным и спасительным средством для отражения бесчисленных агрессий со стороны алчных соседей.
В более широком плане такое понимание прав и обязанностей обеспечило коренное различие между индивидуализмом Запада и русской индивидуальностью. Западному индивидуалисту вечно кажется (и казалось), что русские - рабы по натуре, если они столь долго выдерживали крепостное право. Они в толк не могли (и не могут) взять, что общинные порядки, по сути, коммунистические, обеспечивали справедливое уложение жизни наряду с необходимым для того времени уровнем свободы. Недаром, хотя и немец, писатель Иоганн Зейме (1763-1810) мудро отметил: «Где нет справедливости, нет и свободы, а где нет свободы, там нет и справедливости».  
Вообще, проблему справедливости лучше всего изучать с привлечением мнений мудрых людей разных периодов истории и разных народов. Поняв их, можно отметить тонкие нюансы, и с помощью их воссоздать живое полотно под названием «справедливость».
Древние греки, прежде всего, оценивали справедливость с нравственных критериев. Антисфен из Афин (435-370гг. до н.э.) утверждал, что «Справедливого человека цени больше, чем родного». Аспект взаимосвязи справедливости и нравственности Фрэнсис Бэкон (1561-1626) дополнил таким мнением: «Хотя справедливость и не может уничтожить пороков, она не даёт им наносить вред». То есть и для общества, и для отдельного человека справедливость есть тот барьер между добром и злом, через который трудно перепрыгнуть. В этом смысле справедливость тождественна совести. Перепрыгнуть сложно, но можно обойти, как столб. Кроме того, барьер можно взорвать, как совесть замолчать, но это будет равносильно разрушению души в личности, или потери общественной ориентации для государства.