Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 113 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Мама
Страница 2
Страница 3
Все страницы

Вечером, пропитанные ароматом свежего сена, кувшинок, таволги, мы рассаживались в баркасе и переплывали на правый берег Волги — к дому, к нашей кормилице; и котомка за моими плечами была плотно набита молодым сеном. Над мелкими старицами уже розовела заря, от воды тянуло острой свежестью большой реки, и необыкновенной глубины тишина заполняла все вокруг. Лишь звук алых в заходящем солнце капель, падающих с весел, да «полет» играющих рыб нарушали эту тишину. Дрожа от речного холодка, я прижимался к теплому боку мамы, и голова моя опускалась ей на колени.

Здесь я учился плавать, перебирая руками по илистому дну, и кричал в азарте самомнения:

— Мама, смотри, я плаваю!

Старший брат долго приглядывался к моему «умению» и, раскусив обман, решил мне помочь самым решительным образом. При полном и обоюдном согласии меня сбросили с баржи двухметровой высоты. Было мне 6 лет, и я гордился оказанным доверием: значит, меня сочли способным выплыть. Дружок, будучи старше меня на полтора года, не решался на такой способ обучения плаванию, а вот мы в округе все так начинали плавать.

Мне помнится нескончаемое всплытие. Оказавшись под водой, я открыл глаза. Над головой переливалась рябью желтовато-мутная масса, а где-то далеко и высоко над ней светилась радужная пленка. Как лягушка, лихорадочно выпрямляя ноги, руки, толкался я в этой чуждой мне тогда воде. Ругаясь в кураже сбывающейся надежды, отплевываясь, я всплыл, взмахивая ослабевшими руками. Радость! Великую радость победы над слабостью не забыть. Я всплывал, не только борясь с водой, я поднимался на ноги в своем развитии, преодолевая жалость к себе, вбирая науку мамы.
«Сегодня гуляшки, завтра гуляшки, и останешься без рубашки,— повторяла она и заполняла весь день работой.— Лень — прибежище злых». И я с тех давних лет не люблю ленивых и не валяюсь без дела в мягкой кровати.

К концу дней своих она часто присаживалась, усталая, к столу, смотрела на меня, мельтешащего взад-вперед, и говорила:

— В детстве росла как травинка-былинка и не догадывалась, что есть сердце. Теперь я знаю, что оно большое, стучащее и нетерпеливое, как будущий ребенок.

Я не догадывался, о чем она говорит...

Тем далеким летом я часто плавал в Астрахань, и за день до очередного рейса принес ей в подарок авоську прекрасной воблы. Она поливала огурцы на огороде. Я помог ей закончить начатое дело, и мы прошли в дом. Я заметил у нее сильную одышку. Мама села на стул в простенке между столом и кухонным шкафом и, любовно очищая даже малюсенький кусочек рыбной мякоти от костей, с наслаждением ела. Она обожала рыбу. Седая голова, добрые, мягкие черты лица, серо-синие глаза под черными бровями, руки покрыты гречкой старости. Мы долго разговаривали и расстались довольные друг другом. В последний раз.

Мама умерла через неделю. Скончалась как святая, в один момент, лишь еле всхлипнув. В тот день она побывала на могиле отца и матери, а потом прилегла, сославшись на внезапную усталость.

Жизнь. Материнское ее благословение.


Комментарии   

 
# Ида Янская 08.10.2012 11:33
Очень понравился отрывок! такие добрые и светлые слова в адрес матери сейчас редко услышишь. Спасибо!
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить