Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 86 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Кино
Страница 2
Страница 3
Все страницы

Школьником я посмотрел югославский фильм о войне, при­шедшей в маленький сербский городок. Осень. Гимназист, герой фильма, одет был своеобразно: вельветовая куртка, рубашка с расстегнутым воротом, вязаная жилетка, под рубашкой безру­кавка. Одно под другим, и все части видны. Может, мне не запомнился бы этот мелкий факт, но трагический финал, когда всех молодых жителей города фашисты сжигают, согнав в са­рай, потряс душу, сделал этого мальчишку героем. И я, как в память о нем, при возможности одеваюсь так же. До седин, до пенсии, до смерти я буду помнить о нем.

Часто перед глазами стоит фигура политического заклю­ченного в белой рубахе, длинном, не по росту, драповом паль­то с фибровым чемоданчиком, идущим по праздничным осен­ним улицам с невидящими глазами, почти натыкаясь на встреч­ных. Вот он входит в аллею, заваленную осенними листьями, его обгоняют мальчишки, с веселым смехом бросающиеся в копны опавших листьев. Но он не слышит смеха. Смеха вообще не слышно. «Холодное лето 53 года». Фортепьяно за кадром с тре­вожно убыстряющимся ритмом, как в «Болеро» Равеля, бьет по струнам, словно по натянутым нервам. Навстречу с таким же чемоданчиком и «сидором» за плечами идет седой как лунь ста­рик. Они расходятся, но невидимая сила останавливает их и сближает. Одновременно ставят на землю чемоданчики, и старик прикуривает у молодого, бросив на него мимолетный взгляд. Потом они молча идут своей дорогой. А фортепьяно неистов­ствует под пальцами искусного мастера: па-парам, па-парам, па-па, па-парам... Гремит как канонада по умершим, погиб­шим, загубленным прессом безжалостной власти.

Хорошее, серьезное кино, где ты???

Я подхожу к 20-летнему сыну, внимательно смотрящему на экран компьютера. На мониторе бегут люди с арбалетами мимо какого-то колодца, из которого вылетает голый вурдалак с ли­цом женщины, за спиной крылья. Персонажи фильма бросают­ся врассыпную, он за ними, и только один стреляет в него, но промахивается. Герой?

—Нравится? — спрашиваю я, мягко дотрагиваясь до пле­ча взрослого уже человека.

—Прикольно!

—Но это же чушь пустая и вредная. Хотя бы потому, что убивает время.

—Развлекает.— Он отворачивает лицо от экрана и смотрит внимательно в мои глаза.

—Жаль, что есть такое развлечение,— говорю я грустно и выхожу из комнаты.

Мой сын еще не худший из молодых. И он полгода назад восхищался «Римскими каникулами». Но есть иные предложе­ния, которыми заполнены Интернет, телевидение, книжные раз­валы.

Было бы предложение — спрос обязательно найдется, тем более что плохое прививается, как показывает жизнь, легче.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить