Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 77 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Города и люди
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Все страницы

4

Когда-то (в 1776 г.) на северной оконечности острова Манхеттен на скалистых высотах Гарлем находился штаб генерала Вашингтона, отступившего со своей малочисленной и плохо организованной армией из Нью-Йорка под натиском превосходящих сил английского десанта.

В начале Х1Х века по берегам Ист-Ривер, от Кипс-бэй, где высится штаб-квартира ООН, до северной оконечности Манхеттена тянулась вереница величественных особняков и фермерских поместий, принадлежавших богатейшим семействам Нью-Йорка. После постройки в 1881 году надземной железной дороги (как в Бруклине на Брайтон-авеню) в Гарлеме начался строительный бум, при котором инвесторы стремились поскорее скупить земли вдоль надземки и построить особняки и элитные многоквартирные дома.

Однако сюда стали переезжать не богачи с Пятой авеню, а представители ирландской и германской общин, а к ним во множестве и сразу же присоединились российские евреи, которые надеялись, что жить в Гарлеме им будет хорошо. В 1910 году в Гарлеме проживало 50000 евреев. Именно в немецко-еврейском Гарлеме в 1913 году был открыт первый в Нью-Йорке богато украшенный кинотеатр.

В 1850 годах чернокожих в Нью-Йорке было всего 12000, а белое население составляло около 800 тыс. человек. После Гражданской войны и отмены рабства миллионы негров покинули Юг и двинулись в промышленный север на заработки. В 1900 году численность негров в Нью-Йорке составляла 58 тыс. К 1940 году она удесятерилась, а в 1960 достигла почти миллиона.

Состоятельные негры с 1905 года стали заселять Гарлем, который в ту пору считался приличным районом, в котором ирландцы и немцы составляли половину населения. К этому времени разбогатевшие белые стали уезжать в менее заселенные и потому более престижные районы с одиночными домами. Именно это освободившееся жилье чернокожие спекулянты недвижимостью стали предлагать своим собратьям, и уже через десять лет население Гарлема было на треть еврейским, на треть итальянским, на треть негритянским. Потом последовало почти паническое бегство оставшихся белых из этого района, а навстречу им шли чернокожие люди.

К 1920 году в Гарлем переместились все церкви афроамериканцев (так политкорректнее) Нью-Йорка, все политические клубы, газеты, издательства, артисты эстрады, игравшие джаз, который отсюда, из Гарлема, волной прокатился по всему свету.

За богатыми неграми последовали сюда менее богатые, а потом и вовсе бедные, надеявшиеся, что им помогут братья по цвету кожи. Но классовое разделение произошло и среди чернокожих бывших рабов. Избыток неквалифицированной рабочей силы стал превращать этот район в ужасное негритянское гетто. Плата за аренду чернокожими жильцами вносилась нерегулярно, чаще всего жилье вовсе не оплачивалось. Дома ветшали, разрушались, бывшим застройщикам они стали в тягость, принося лишь убытки. Муниципалитет не хотел, и не хочет сейчас, брать их под свое «крыло». Они активно разрушаются, образуя одну большую и кровоточащую язву в чреве Нью-Йорка.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить