Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 18 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Не только бытовые нюансы
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Все страницы

1

Приятно наблюдать за воспитанным человеком в действии.

Я и внук стоим на детской площадке и глядим, как косят траву большими бензиновыми косилками. На одной из них, нещадно тарахтящей, сидит в шлемофоне и темных защитных очках смуглый человек. Нет, он не негр и не латинос, у него рабочее место на свежем воздухе под палящим солнцем Вирджинии. Скошенная трава, согласно устройству, вылетает сбоку, чтобы не забивалось рабочее колесо-коса, но, проезжая мимо нас, рабочий каждый раз опускает заслонку, препятствующую вылету травы. Он бережет нас. Он, безымянный, уважает нас. Возможно, (но мне не хочется в это верить) его действия продиктованы боязнью штрафа, в случае, если я, например, пожалуюсь начальству рабочего. Как бы то ни было, очень приятна  предупредительность и воспитанность рядового американца.

Не из таких ли мелочей складывается или не складывается жизнь? Перед посещением дома Т.Джефферсона в Монтичелло мы сидели у подножия холма, на котором расположена усадьба и ждали автобуса. Сват, читая брошюру, рассказывал нам ее содержание. Дошел до того места, где рассказывалось, как трудно шли переговоры между 13-ью губернаторами штатов, первыми подписавшими декларацию независимости и по сути организовавшими новое государство.

-Раньше умели договариваться и достаточно быстро. 13 человек без телефонов, стационарных и мобильных, без автомашин и быстрых дорог, без вертолетов и быстроходных поездов. А сейчас два человека не могут понять друг друга, - заметил я.

Сват подумал и с достаточным пафосом изрек:

-Я тоже много думал об этом. Дело, как мне кажется, в излишней эмоциональности нашего времени.

-???

-Попробую объяснить. Издерганный мир, необъятный поток постоянно меняющейся информации, которую человек не в состоянии переварить, но хочет это сделать, всевозможные советы, взаимоисключающие друг друга. Всюду эмоции, беготня, раздражение, все впопыхах и все сразу. А все те коммуникативные средства не помогают, а отводят от решения.

-Назад  в пещеру?

-Созерцательности, раздумчивости, неспешности сейчас нет,  способствующих принятию верного решения.

-Кто мешает всех выгнать и подумать? Отключить все телефоны, пересесть на лошадей и поехать в лес на прогулку, пройтись пешком по лугу и поваляться в траве? Нет, не в круговерти причина, не в излишней эмоциональности. Мы разучились понимать  и слушать друг друга. Техника сделала нас самонадеянными, самоуверенными, внушила нам, что я один способен все сделать и все решить, всех порушить, как в голливудском фильме о Рэмбо. Я один смогу всё. Русская пословица говорит: «Один в поле – не воин». От традиций мы, современные, ушли, и хуже всего: не передаем их детям. А, техника. Что техника? Служанка всего лишь. Германия вплоть до Бисмарка не могла объединиться, хоть и думали немцы много, и автомашин не было. Эгоизм руководителей - помеха в переговорах, а не эмоциональность.


-Люди всегда были эгоистами.

-Согласен. Значит сейчас суперэгоисты, или, точнее, эгоцентристы, особенно во власти. Они-то никогда не смогут договориться.

Чтобы разрядить ситуацию, я рассказал о том самом газонокосильщике  и добавил, что будь такой человек во власти, он смог бы договориться. Мы посмеялись и пошли к автобусу.

2

В бесчисленных комьюнити (микрорайонах), окружающих плотным кольцом любой крупный город Америки, живут люди в основном со средним и высоким достатком. В них невозможно встретить какого-нибудь бродягу, роющегося в мусорных баках, или высматривающего, где бы, что украсть. То ли столетия сегрегации приучили афроамериканцев сторониться богатых районов с белым населением, то ли моментальная реакция населения на бродяг любого цвета кожи, но здесь каждый знает свое место в обществе.

Каждый сверчок твердо знает свой шесток. Поэтому гаражи в таких микрорайонах не закрываются целый день, а оставленный в лесу модный автомобиль месяцами стоит не разграбленный. Люди в рабочей одежде приезжают, делают свою работу и уезжают на машинах. Сонную тишину в микрорайонах нарушают изредка мусорные машины, газонокосилки или автопылесосы по сбору палых листьев.

Избыточный вес американцев – это стереотип, почти не касающийся истинных янки (англосаксы, родившиеся в американской Новой Англии). Чем богаче микрорайон, тем меньше там полных людей, об уродливо толстых я не говорю вовсе. Толстеют в основном бедные. И причиной тому пища с повышенным содержанием углеводов, которая особенно дешева. За своей фигурой белые американцы и американки очень следят, не в пример, как за своей одеждой. Одеваются они мягко сказать небрежно. Рубашки и блузки гладят только люди в возрасте.

Давно прошли те времена, о которых писали Ильф и Петров в «Одноэтажной Америке». «Если в восемь часов утра или в восемь с половиной в аптеке завтракает аккуратно одетая девушка с выщипанными бровями, нарумяненная, как румянятся в Штатах, то есть сильно и грубовато, с подпиленными ногтями, вообще – готовая словно на парад, - знайте, что она сейчас отправляется на службу».

Я не хочу сказать, что американки не аккуратны, но одеты они очень и очень просто: джинсы, кофточка, кроссовки. Никаких туфель, а уж тем более 15-ти сантиметровых каблуков и румян. Взбитые локоны, румяны, каблуки и аккуратно подпиленные, длинные ногти – это отличительная черта старушек, вышедших на пенсию и живущих в домах для пожилых людей.


3

Фамильярность американцев общеизвестна, она неотъемлемая часть демократизма. Ею гордятся. Приветствуя совсем неизвестного человека, они  вместо официального хэллоу могут бросить неформальное «хай» (Hi - привет), от которого я вздрагивал первое время, как от немецкого «хайль». Отвечал я традиционно: «Хэллоу», как бы подчеркивая, что я вас впервые вижу, так как краткое «хай» применяется  для приветствия хорошо знакомых людей. Но, впрочем, обратил внимание, что такую вольность в отношении ко мне, американцы, а американки поголовно все,  являют лишь тогда, когда видят меня с внуком.

Общительность американок ставила меня неоднократно в тупик. Представьте быстро сгущающиеся американские сумерки и меня, пожилого велосипедиста (хотя в сумерках определить возраст затруднительно), на приличной скорости мчавшего прочь из леса. Навстречу мне бежит пара (он и она), проповедующие здоровый образ жизни. Велосипедист – весь внимание. Дорожка узкая, извилистая, приходится сбавить скорость и смотреть за бегущими во все глаза. Он бежит легко, ей гораздо сложнее угнаться за более подготовленным партнером. Лицо её раскраснелось, заметны капли пота на молодом лице. Бегунья явно устала и держится из последних сил.

Но, поравнявшись с велосипедистом, она на его естественное пристальное внимание, находит силы радостно оскалить зубы и сделать приветственный, как бы тайный, жест ручкой. Изумленный велосипедист не в силах крутить педали и жмет на тормоза, а, остановившись, долго глядит вслед удаляющимся бегунам. Это первый мой опыт.

В России все мужчины прочитали бы этот жест и улыбку таким примерно образом: «Привет! Я рада тебя видеть, любимый. Извини, не могу уделить тебе внимания: рядом суженый, ряженый».

Как-то стою на краю футбольного поля, рядом со мной велосипед. По лесной дорожке бегут, разминаясь, три старшеклассницы. Я, проверяя недавно полученное потрясение от призывных женских улыбок, внимательно вглядываюсь в лица юных американок. Ближняя ко мне не выдержала, показала в улыбке голливудские белые зубы и махнула рукой, как бы приглашая: «Бежим с нами». По-моему я не нарушил нормы приличия, тем более в первом случае, когда надо было следить за дорогой. Таких случаев была масса.

То мужики пытались со мной заговаривать, а я на все их потуги отвечал односложно и одно, и тоже: «И-йес!» То женщины на пустынной дороге так широко и зовуще распахивали глаза, что хотелось отшвырнуть велосипед и бежать за ними, забыв обо всем на свете. Нет, неправильно говорят, что чужой опыт не учит. Кое-что прочитанное из жизни Америки помогло мне.


От такого провокационного приглашения, ясное дело, надо отказываться, иначе угодишь под суд за сексуальное домогательство. Казалось бы, подобная «приветливость» присуща девицам легкого поведения, тем более, половина из них подставы, работающие в полиции. В фильме «На Дерибасовской хорошая погода, на Брайтон-бич идут дожди» показана работа «на живца». Леонид Гайдай тонко в свое время посмеялся над старинным способом работы американской полиции, но мало тогда, кто его понял. Но не об этом речь.

В Америке никогда не стоит расслабляться, считая выраженную радость искренней, а жест рукой, как приглашение поужинать при свечах. Нет, это не национальная черта, не свидетельство подлинного интереса к человеку, а защитная реакция от страха и неуверенности, вызванной пристальным взглядом. Нельзя смотреть на американца внимательно, он тут же попытается завести разговор.

Есть такой способ защиты: задобрить противника ласковым отношением к нему, отвлечь его бдительность, а потом … полиция, суд (такое оружие присуще слабым). Американцу не комфортно жить, когда есть что-то непонятное, не разжеванное, не готовое к моментальному применению. Отсюда и система судебных прецедентов, обязательная к применению всем и каждому, отсюда показная открытость и улыбчивость, отсюда желание стричь всех под одну гребенку, отсюда страх перед тишиной и темнотой. Помнится, как несколько лет назад в Нью-Йорке было отключено электричество, и город погрузился в кромешную тьму. Что в результате? Десятки случаев суицида и психических помешательств по тем же причинам.

Эта особенность американцев находит яркое выражение во внешней политике. Весь мир по их представлению должен быть понятен и послушен им, и устроен по их образцу. Непохожесть, как косой взгляд,  внушает тревогу и тот же страх, защита от которого агрессия. Многим, например, заметна почти открытая неприязнь американцев к православию. Непонятно им оно. Непонятного быть не должно, и точка. Американец хватается за карабин, гранату, атомную бомбу, как в 1946г. Военной силы накоплено немало, и потому способы достижения цели здесь совершенно другие, нежели защитная улыбка женщины. Непонятное должно быть обезоружено и разбито!

Было бы глупо объяснять постоянную, агрессивную ориентированность США во внешних делах особенными чертами характера, но взаимосвязь, безусловно, есть. Вот пример из внутренней жизни. Смотрю на газетную рекламу одного из русскоговорящих адвокатов. Алекс Побережский, доктор юриспруденции США. В рекламе наряду с перечнем услуг крупным шрифтом: «Агрессивно представляем ваши интересы». Согласитесь, это не случайная оговорка, или не точность, или плохое знание современной жизни, скорее наоборот. Знание замечательное, хотя сват объясняет, что в данном случае «агрессивно» - это значит «активно». Возможно, но агрессия, я бы сказал, здесь в моде, и это хорошо чувствуют знатоки человечьих душ – адвокаты, самые не стеснительные в мире люди.


Вероятно, сами себя американцы считают очень доверчивыми людьми и при этом праведниками, что в свое время правильно подметил Грэм Грин в упомянутом мною романе «Тихий американец». И абсолютно не чужда им агрессивность, которой якобы у них не хватает.

4

Большинство привычек американцев сформировано чужим мнением, они рабы его, всесильного и проникающего во все сферы жизни. Первое место по оболваниванию населения, безусловно, принадлежит рекламе.

Как-то я обмолвился в своих записях, что в США нет понятия «север». Реклама и об этом знает, и активно внедряет устойчивую мысль, что будто все граждане США, не более и не менее, как жители жаркой пустыни Мохава и засушливых тропиков. Потому что надо больше продать питьевой воды в бутылочках. Рекламный тезис: во избежание обезвоживания организма и …солнечного  удара бутылочки с питьевой воды должны быть постоянно с человеком, как кредитная карточка или водительские права. Результат обработки сознания: даже в холодное время года у американца в машине или в руках бутылочка с водичкой.

Приятной её не назовешь. Она по вкусу напоминает воду из-под крана, пропущенную через угольный фильтр, и имеет неприятный, тухловатый привкус. Как-то я почал такую пол-литровую бутылочку и «забыл» её в гараже на несколько отнюдь не жарких дней, по истечении которых на воде обнаружилось пятно плесени. Нет, не пугайтесь: пятно было небольшим по размеру... Газированную же воду здесь найти практически невозможно, хотя американцы знают, что сатурация с образованием слабой кислой среды уничтожает часть микробов.

Принцип «лучше переплюнуть, чем не доплюнуть» в США более востребован (вспомним о тоннах еды, выбрасываемой на свалку). Был свидетелем, как пожилой янки вышел на прогулку при температуре 2 градуса Цельсия с бутылочкой негазированной водички. Кроме неё, в руках у него ничего не  было. Возможно, ему было невдомек, что, остывшая, холодная вода может стать причиной ангины.

Дети всегда выходят на прогулки с поилками, непроливайками, невзирая на погоду. Подобные картины я видел каждый день, гуляя с внуком. Мне невестка тоже совала мне поилку с незабываемой настойчивостью. Спорить было бесполезно: реклама делала свое дело. Может быть, я зря над ними подтруниваю, и нужда таскать бутылочки способствует выполнению совета врачей выпивать не менее 2-х литров воды в день, равномерно распределяя ее по часам.

Позже я нашел еще одну причину такой привязанности людей к бутылочкам с водой. Оказывается, власти после 11 сентября через прессу ежедневно трубили, что «каждый житель может оказаться в экстренной ситуации (видимо, заваленным обломками зданий, – М.Ч.), поэтому должен носить с собой хотя бы минимальное количество воды». Послушные американцы так и делают, усугубляя проблему  утилизации опорожненной тары.


5

В американских семьях обожают проводить семейные советы по различным темам. Американцы считают, что правде надо смотреть в глаза, и каждый член семьи должен абсолютно всё знать друг о друге. Довольно сомнительная теория, хотя и красивая на вид. Но как сказал Вольфганг Гете: «Суха теория мой друг, но древо жизни пышно зеленеет». Правда – обоюдоострая, опасная бритва, и пользоваться ей надо, весьма умеючи.

Представим нередкую, не только для Америки, знакомую картину. Жена ластится к мужу, вернувшемуся с корпоративной вечеринки (в Америке часто мужа и жену приглашают вместе). С кем танцевал?  С кем  и о чем говорил? «Да не всё ли равно, - отвечает муж, - я только тебя люблю». Жена, тем не менее, пристает. Муж сдается и называет, с кем он танцевал. Жена сначала удивленно спрашивает: «Да?», а потом обидчиво отворачивается. В большинстве русско-европейских парах жена подуется некоторое время, а потом инцидент рассосется. Но каждый сделает для себя вывод о пределах допустимости абсолютной правды.

В Америке не так. Они продолжают заниматься моральным «мазохизмом», сыпать соль на раны и считают, что если любовь не выносит потрясений и признаний, то такую любовь не стоит защищать и за неё бороться. Каждый выдвигает партнеру (уже бывшему) обвинения в безнадежной несхожести характеров и абсолютной несовместимости. После чего следует судебный бракоразводный процесс и поиски нового партнера, у которого нужно найти небольшую ранку, расковырять её и вынести на широкое общественное поле, то есть суд, который признает, что ваш избранник (избранница) не достоин вашей любви.

Главная цель – полное духовное порабощение. Вот почему американцы с удовольствием женятся на русских женщинах. Они другие! Если интересно, то понаблюдайте за звездными голливудскими парами, которые меняются партнерами между собой множество раз. Могу сказать, что это не столько из-за половой распущенности, сколько из-за поисков духовного раба. Вероятно, это имел в виду  Владимир Маяковский, сказав: «Если душу вылюбить до дна,  сердце станет глыбой золотою». Редко кому это удается.

Мои американские родственники за 10 лет тоже во многом усвоили этот стиль семейного поведения, и я, как пусть и временный, но член семьи и воспитанник подрастающего американца, несколько раз приглашался на семейный совет. Разумеется, дело касалось методов воспитания внука. Прежде всего, мне четко было указано на подчинительное положение и безоговорочное следование указаниям «коренного населения». Из  меня досконально выпытывались мое отношение к тому или иному вопросу, мои взгляды на воспитание, что мне нравится, и чего я не люблю.


Американцу, видимо, некогда приглядываться к человеку. Что ты сам на себя наговорил, того и достаточно. Резюме при устройстве на работу - это тоже американское изобретение.

Если я не сообщал, исходя из незначительности происшедшего, о каком-то падении 2-х летнего внука, что естественно в этом возрасте, но оно было замечено матерью, то мне устраивался допрос «с пристрастием»: как, где, почему, плакал ли при падении и прочая «важная» информация.

Потом в воспитательных целях мне была рассказана история об исключительной честности стопроцентных американцев. Марк Твен, зная о любви соотечественников к нравоучительности, назвал бы её «Трогательным случаем из детства Джорджа Вашингтона». Когда-то семья из трех человек с пятилетней девочкой летела из России по дешевому билету с пересадками и застряла в одном из американских городков, и нельзя было купить трёх билетов для дальнейшего продвижения вперед. Да и деньги были на исходе. Тогда глава семьи купил два билета, а дочь представил четырехлетней, поскольку для этого возраста билет не требовался. Позвонив американскому другу, который должен был его встретить, рассказал о своих злоключениях. Друга, однако,  не обрадовала находчивость русского, а огорчила лживость, и он приказал сдать билеты и дожидаться их в аэропорту, обещав за ними заехать на автомашине. Что такое 300 миль по прекрасной американской дороге? Пустяки! То, что девочка сидела ещё пять часов в аэропорту и ещё пять часов в авто – никого не взволновало. Честность превыше всего.

Вспоминается старый анекдот, когда, соблюдая партийную этику, коммунист честно рассказал о прегрешениях старого друга по партии. Он поступил честно. Но порядочно ли?               

6

Излишняя откровенность и потребность подтверждать свое решение мнением коллектива полностью объясняет любовь американцев к частым обращениям в суд, и не только в связи с бракоразводными процессами. Хотя ранее, я утверждал, что умение отсуживать свои права – это неразрывная примета гражданского общества, но одновременно говорил об «умении» янки доводить благое дело до абсурда. Судебных прецедентов накоплено в США в миллионном, скорее миллиардном, количестве. Взять только один Сан-Франциско: в гражданский суд ежедневно подаются до ста исков. Количество же адвокатов в США решительно перевалило за миллион. Работа для них всегда найдется на долгие годы вперед.

Однажды, полвека назад, помощник губернатора Калифорнии по юридическим вопросам сказал, ставшую широко известной, фразу: «Американцы в общем, а жители Калифорнии в частности являются самыми сварливыми людьми в мире».


Не потому ли в 2007 году чернокожий сенатор от штата Небраска Эрни Чэмберс подал в суд иск против… Бога, уподобляя его физическому лицу. Прошу поверить, это не шутка (журнал «Чайка», № 19, октябрь 2007г.). Сенатор, якобы возмущенный обилием необоснованных, несерьезных и пустяковых жалоб и исков в суды, неоднократно выходил с законопроектами по отмене положения Конституции, позволяющему кому угодно подавать иск против кого угодно, но эти законопроекты всегда отклонялись. Чтобы привлечь внимание к этой проблеме и к себе лично, он и принял такое неординарное решение. Претензии Чэмберса к Богу таковы: он подвергает людей террористическим угрозам, обрушивает на людей наводнения, ураганы, пожары, эпидемии, голод, засуху и т.д. и приносит миллионные убытки.

Адвокат-христианин Эрик Перкинс из Техаса «вступился» за Бога и написал ответ от … его имени. Что Бог, как снег, как дождь или ветер, как солнечный свет, не подвластен любому суду на Земле, что же касается террора и страданий, то люди сами виноваты в этом, не обращая внимания на Его, Бога, очевидные предостережения.

Очень нравоучительно, но не совсем серьезно.

Если вы не богаты на таланты, а прославиться хочется – поезжайте в Америку и совершите там что-нибудь экстраординарно гнусное (намекать не буду), но чтобы ваше судебное дело имело густой налет сенсационности. Тогда оно выделится из серой массы пустячных делишек и получит непременное освещение в прессе с фотографией и фамилией, что по американским меркам – залог будущей популярности и финансовой состоятельности. Когда будете сидеть в тюрьме к вам придет опытный борзописец и предложит написать  книгу о ваших непорядочных похождениях, которая станет мировым бестселлером.

Общим местом мировой прессы в разделах юмора и курьезных случаев стали нелепые решения американских судов. В Алабаме запрещено водить машину с завязанными глазами, законодательство штата Огайо запрещает спаивать рыб допьяна, в Вермонте женщины могут пользоваться вставными челюстями лишь при наличии письменного разрешения мужа, во Флориде незамужние женщины, совершающие парашютные прыжки по воскресеньям, могут получить тюремное заключение.

Все эти нелепости включены в законы штатов по решению судов по каким-то конкретным пустяковым делам, произошедшим может сотню лет назад. Потому-то мы сейчас и смеемся над ними.

7

Знатные американские плантаторы любили селиться на вершинах бесчисленных холмом, коими изобилует, например, штат Вирджиния. Такими усадьбами владели и Д. Вашингтон в Маунт-Верноне (Mount Vernon), и Джефферсон в Монтичелло (Monticello), и Роберт Ли, приемный сын Вашингтона, на Арлингтонском холме. Землю вокруг усадьбы Р. Ли была в дальнейшем выкуплена для национального кладбища, где хоронят воинов и заслуженных, именитых американцев.


Привычка жить на видных местах, а не абы где – очень благородная черта, заслуживающая всяческого уважения и подражания. Красота действительно спасает душу, как бы иронично порой мы не думали бы о ней. Величественный вид способен возвысить самого низкого человека. Хотя бы на минуту. И то хорошо.

Я преклоняюсь перед американским обычаем отводить для кладбищ возвышенные и живописные земли. Таково Арлингтонское кладбище, так же торжественно выглядит безымянное (для меня) кладбище на окраине Вашингтона, такой же холм, только пониже, с высокой оконечности которого хорошо видно кургузое здание российского посольства и центральный католический храм США. Другие места последнего приюта, где я бывал, также производят возвышающее душу впечатление.

Эти места тоже не избегли участи некой стандартности, неумолимо сопровождающей американцев по жизни и после неё, но чувство меры здесь наиболее соразмерно. Принятая стилизация роднит кладбища по всей стране. В центре их, на холме, независимо от его размеров, обычно растет большущее дерево. Обычно это дуб. Вокруг дерева низенький штакетник с пристроенными к нему металлическими скамьями, на которых можно посидеть и поразмышлять о суетности времени и человеческой бренности.

«Нет у тебя, человек, ничего, кроме души», - сказал как-то Пифагор Самосский, тот самый, что изобрел «пифагоровы штаны» и создал учение пифагореизма, которое бесконечно далеко от современного пофигизма и не только во временном измерении. Неизвестно, доходят ли американцы, сидящие на кладбищенских скамеечках, до истин Пифагора в своей вечной гонке за материальным могуществом.

Дважды я побывал на погосте при церкви Святого Анастаса латинского обряда, что следует из таблички у входа, но почему-то без непременного для католических храмов креста на островерхом шатре. Год основания 1854, и потому, наверное, старый дуб в центре кладбища умирал. Оказывается, католические покойники головой лежат не к западу, как православные, а к востоку.

Один из памятников привлек мое внимание тем, что на его обратной стороне было русскими буквами написано «Спасите и защитить». Именно так, а не «спаси и сохрани». Я подошел к лицевой стороне гранитного надгробия. Джесси Гомес Литл, 1985-2006гг. На ленте свежего венка из белых искусственных роз - по-русски «Возлюбленный сын…». Погиб ли этот сын русской матери, подзабывшей свой родной язык, в Ираке или в автомобильной катастрофе, или…. Было неважно. Важно, что русская кровь, натура потребовала вспомнить старые корни, слова, обряды и увековечить их на далекой заокеанской земле.

В Америке принято задолго до смерти покупать на кладбище место, устанавливать надгробие и даже высекать на них свои «реквизиты» с годом рождения и черточкой, после которой последует для владельца мир иной. И в стене колумбарии есть пустые ниши, закрытые табличками с днями рождения и… с немой чертой.


8

Американское общество – это свободное стадо единомыслия, не любит людей со своим мнением, тем более, если оно расходится с властным и не подлежит практическому обсуждению. Это в других странах альтернативный взгляд – признак демократии, а его зажим  - нарушение прав человека, о соблюдении которых, особенно в России, так рьяно печется США. В Америке всё по-другому: людей инакомыслящих не должно быть. Их объявляют непатриотами и потихоньку задвигают в тень.

Считается повсюду в США, что Иран – центр зла, поэтому не смей в этом сомневаться. Даже известному миллиардеру Тэду Тэрнеру, основателю CNN и зачинщику русско-американских, спортивных состязаний «Игр доброй воли», не поздоровилось после публичного высказывания в сентябре 2006 года. Тогда он сказал об Иране: «Они - суверенное государство. Если у нас может быть 28000 ядерных боеголовок, то почему у них не может быть 10? Мы же ничего не говорим про Израиль, у которого их примерно 100, или про Индию, Пакистан, Россию».

Тэда Тэрнера тут же не без язвительности окрестили «Большой рот юга» («The Mouth of the South») и принялись постепенно вытеснять из CNN. Его, миллиардера и более чем 100% американца, говорящего о себе с полной откровенностью: «Если бы у меня было, хоть немного скромности, я был бы само совершенство», стали понемножку «мочить в сортире».

Чернокожий пастор Райт, сказавший как-то в проповеди, что 11 сентября – это наказание Божье, испытал на себе все прелести соблюдения прав человека в Америке. «Мы, - говорил он, - глазом не моргнули, когда бомбардировали Хиросиму и Нагасаки, и тысячи людей сгорали в огне». Приход его моментально опустел.

9

Немного о моде. Бывает интересно понять: откуда «ноги растут» в той или иной моде. Несомненно, что корни моды хорошо приживаются на почвах, приправленных экономическими и культурными удобрениями. Почему, например, мода на мини юбки захлестнула мир именно во второй половине 60-х годов? Ответ достаточно прост. Англичане изобрели ткацкую машину по изготовлению женских колготок, которые позволили снять естественные ограничения по длине юбок и платьев, обусловленные ношением коротких чулок. Мода на голые животы женщин (короткие топики) привнесена взрывом интереса к мусульманской культуре, носители которой стали интенсивно заселять Европу с конца 80-х годов прошлого столетия.

Многие считают, что мода на спадающие брюки – экстремистское продолжение открытых животов. Ан, нет! Эта мода имеет криминальные корни, вылезающие из … американских тюрем, где у заключенных отбирают ремни, чтобы их не использовали в драках или для суицида, да и не очень-то разбежишься в приспущенных штанах. 


Еще раз вспомним определение Есенина – «жаргонная культура», и согласимся, что это самый яркий образчик жаргонной культуры. Такой образец, что даже американское общество поднялось против него. В городе Делькамбр, штат Луизиана (южный штат), уже принят закон, запрещающий ношение брюк ниже талии, из-под которых виднеется нижнее белье и «мягкие части тела». Правонарушители штрафуются на 500 долларов (а чего церемониться), а злостные нарушители могут даже оказаться в тюрьме на срок до шести месяцев. Видимо, для совершенствования ношения таких брюк, но уже тюремного образца.

Подобный законопроект подготовлен и в Балтиморе, городе спутнике большого Вашингтона. Но Америка была бы не Америкой, если сразу же не нашлись бы противники. На проект закона тут же обрушились представители Американского союза гражданских свобод (American civil liberties union), заявившие, что введение закона приведет к преследованию по …расовому признаку? (вопросительный знак мой – М.Ч.).

Многие американцы считают своим национальным достоинством умение никогда не отягощать своими проблемами окружающих людей. На вопрос: «Как у вас дела? (How are you?), американцы со сладенькой улыбкой, растянутой до ушей, и с непременным показом белоснежных зубов, отвечают стандартно: «Прекрасно!» (Fine). Может быть, при этом они в долгах, как в шелках, а на душе кошки скребут.

Было бы глупо на бегу, за несколько секунд (на больший срок американцы не встречаются, если дело не касается денег), рассказать о своих делах. Американцы просто-напросто очень практичны, а их стандартный ответ можно перевести как: «Отвали! Некогда!», что так похоже на прекраснодушное «Fine».