Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 17 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Время Виктора Лихоносова
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Все страницы
И как здесь устоять от соблазна «поковыряться» не в унавоженной земле, а в курганах русской истории. Он узнаёт о Тмутараканском древнерусском княжестве 10-12 веков на Таманском полуострове, о древней его столице на месте станицы Таманской, где сохранились немногие остатки оборонительных стен, домов, собора, читает русскую надпись на Тмутараканском камне и узнает о ширине Керченского пролива, определенной в 1068 году. Он пытается найти тот утес, а на нем место, где стояла лачуга, в которой ночевал Михаил Лермонтов, спуститься по крутой тропе, натоптанной за веки вечные к морю, и может, чем черт не шутит, встретить потомков хозяев той самой лачуги. И понимает при этом, что любительских знаний, как бы ни были они велики, недостаточно для истинного знания истории Руси, и потому, следуя зову своего таланта и судьбы, заканчивает историко-филологический факультет Краснодарского педагогического института.
Ведь так плодотворна, свободна и велика была особенность тех времен, что в каждом месте страны каждый из нас мог найти себе применение. И понять простую и столь важную истину: каждый уголок СССР тебе близок и дорог: будь то кубанские, теплые степи и плавни или тысячеверстные просторы необъятной Сибири. Везде живет русский человек со своими интересами, нуждами, горестями и счастьем. Благоговейный, не показной, глубокий интерес к нему и близость с ним – главная тема первого рассказа «Брянские», опубликованного (легко сказать!) сразу же в «Новом мире», редактируемом знаменитым Александром Твардовским.
Основная мысль рассказа: «Молодой я ещё, но близки мне слова его: я вырос среди таких, и мать моя такая, и соседи были такими, и всегда я буду привязан к ним» (рассказ «Брянские»). Любовь к России, к простым её людям и их героической истории возвышает душу юного Лихоносова, подсказывает сердцу, которое «благороднее головы», двигает рукой при создании немеркнущих строк последующих литературных, незабываемых произведений.
И потому звезда его литературного таланта стремительно взлетела на литературный небосвод и прочно укрепилась на нем, не затерявшись среди классиков: М. Шолохова, К. Паустовского, В. Катаева, Ю. Казакова, по достоинству оценивших его. Сам редактор «Нового мира» похвалил молодого автора: «Проза у него светится…» И было тогда Виктору Лихоносову 27 лет от роду, младенческий по литературным меркам того времени возраст.
И ещё необходимо отметить уверенность, если не сказать, дерзость юного прозаика, не побоявшегося направить свой первый рассказ, точнее, лирическую реминисценцию, на столь высокий суд, который мог бы стать и последним, сломав творческий и душевный настрой. Бог, а точнее талант, окрылил его смелостью. И, видимо, очень желанна была людям и искушенным литераторам того времени чистейшей воды живительная влага искренности и любви к людям, пропитавшие его «Брянских».
Добрые слова, как известно, окрыляют, и уже через 3 года выходят два сборника лирических рассказов Виктора Лихоносова «Вечера» и «Что-то будет» с предисловием Юрия Казакова, ставшим личным примером и внутренним учителем. «И почему внешнее нам бывает важнее?.. Мы подглядываем друг за другом, но скрытой жизни друг друга не чувствуем». Это уже из повести «Осень в Тамани», рассказывающей о поисках души современного человека и связи её с душами тьмы людей в тысячелетней истории России. «Мильоны вас, нас тьмы и тьмы, и тьмы». Лихоносов лирично, как никто другой, говорит о необходимости воспитания кровной памяти с «тьмой» давно почивших предков. Отсюда и искомая потребность внутреннего единения с предками, но и не только с ними, но и с современниками, учителями своими, друзьями, близкими. Такое вот редкостное восприятие исторического процесса у Виктора Лихоносова.