Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 32 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Время Виктора Лихоносова
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Все страницы
И где-то у Лихоносова есть печальные слова-сожаления о безжалостном времени, в каждую минуту которого кого-то провожают в последний невозвратный путь по грешной, но такой любимой земле. И вспоминаются слова Джона Донна, послужившие эпиграфом к роману Эрнеста Хемингуэя «По ком звонит колокол»: «Смерть каждого Человека умаляет и меня…». Она умаляет и Виктора Лихоносова.
Но это не личный страх перед неизбежной смертью, о чем можно подумать с первого прочтения. Нет, это мудрый совет (кто ему следует?): беречь каждый день, каждый час, минуту и даже секунду. Совет, продиктованный желанием понять смысл  экзистенции (человеческого существования). Принять её, как корень жизненной сути, как гранитный излом, мерцающий кристаллами смерти, страдания, озарения и, несомненно, любви.
Потому-то Виктора Лихоносова можно смело назвать первым и единственным (скорее всего) советским экзистенциалистом. В годы создания тех произведений, о которых мы только что говорили, этим «бранным» словом, коим награждались буржуазные писатели (А. Камю, Ж.П. Сартр и др.) - последователи этого философского течения, - никто не решился бы так обозначить смысл рассказов и повестей Лихоносова. 
Очень ярко поставлена и своеобычно разрешима в русле философии Лихоносова («Осень в Тамани») вечная и такая мучительная проблема выбора. Три расходящиеся в разные стороны  дороги, перед которыми каждый из нас рано или поздно оказывается. «Дороги уходят, чтобы никогда не сомкнуться. Мало я их видел? Но здесь…. Это как в детстве песнь о вещем Олеге, Куликовская битва, картины Васнецова, потом Нестерова. Можно только почувствовать, объяснить не в силах» («Осень в Тамани»). Как разрешает эту проблему Виктор Лихоносов? По-русски, по православному: «…И счастлив бываю, потому что душа моя отозвалась на самое колыбельное, и, значит, не высохла она, значит, не умерла она в нас, и в урочные минуты все та же русская, памятливая. А уж что в душе, то и свято…». То есть доверься душе, она не ошибется. Но для этого её надо воспитать.
И какой же он, Виктор Лихоносов, замечательный мастер-стилист, неповторимый создатель чувственного, элегического настроения. Так вкусно рассказывает он о своих путешествиях по историческим и памятным местам России, что прочитав их описания, хочется, отложив книгу, тут же броситься к железнодорожной кассе и купить билет в ту же «точку» необъятной нашей страны. Пройтись раздумчиво по росным травяным тропам есенинского Константинова, по белым от ракушечника и слепящим глаза под кубанским солнцем косам Приазовья, ощущая себя краем Ойкумены, поразиться скромным достатком дворян Пушкиных в Большом Болдине или в Михайловском.
Уже было сказано о повторах, рефреном звучащих, чтобы прояснить нежно и музыкально ту или иную основную мысль, которой он с открытой душой хочет поделиться с любимым читателем. И тот понимает уважение автора к себе и отвечает взаимной любовью. Да, романтикам, которым мы воспели гимн в начале очерка, понятен ход мыслей и движение очарованной души, влюбленной в родную землю,  их флагмана, Виктора Лихоносова. Он меняет галсы: автобиографические повести и рассказы, цикл повестей-путешествий, посвященных жизни и творчеству С. Есенина, М. Лермонтова, А. Пушкина, роман «Когда же мы встретимся» (1978г.), роман о судьбах видных представителей кубанского казачества «Ненаписанные воспоминания. Наш маленький Париж», за который он удостоен Государственной премией РСФСР (1988г.). И для всех своих произведений он ловит ветер исторической правды, внутренней, душевной жизни человека, любви к своей родной отчизне. На том стоял и стоит ныне творческий потенциал писателя, сохранившего для потомков томление духа человеческого перед вечным прошлым и неясным будущим.