Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 11 гостей онлайн

Последние комментарии


Город по-прежнему гудит, не может (и не должен) успокоиться от того леденящего душу преступления, совершенного одним из мутантов, как верно замечено в комментарии Александра Боброва (см. субботний номер). Граждане в автобусах и троллейбусах спрашивают: «Что слышно нового по этому делу?»
Нижегородцам уже неделю как известна точка зрения жены убийцы, что муж защищал её честь, что во время обгона их машины кардиохирург Олег Спиридонов чуть ли не сбил её, что первый выстрел мутант, носящий фамилию Павел Бровкин, сделал в воздух, а уж потом в свалке случайно (случайно!) попал в голову Олега Спиридонова.
Было бы нелепо ожидать другого мнения от жены злодея, так как тот, в кого он стрелял, мертв. И это хорошо понимают родственники и адвокаты Бровкина, пытаясь доказать, что убийство было непреднамеренным или совершенным в состоянии аффекта, или в пределах самообороны. Очень много слов в законе в оправдание тех, кто убивает, и очень мало оставлено шансов защититься убитому. Практически никаких. Сейчас по закону даже наркотическое опьянение у убийцы не является отягчающим вину обстоятельством, будто писаны законы для сильных и наглых мира сего, ибо только такие и способны убивать.

Подробнее...

Смысл либеральных устремлений во все времена состоял в установлении такого порядка, при котором значение даже самой сомнительной по качеству личности было бы выше государства. Как в сказке Пушкина «О рыбаке и рыбке» требовала старуха, помните? Чтобы рыбка была у неё на посылках. В нашем российском случае либерал мечтает о безропотном государстве-слуге, чтобы можно за чупрун его таскать. И, посмотрев недельные новости по всем каналам «ящика», можно смело сказать, что их мечта в России сбылась.
С оглядкой на Госдеп США власть так печётся о сохранности своих ниспровергателей, что посвящает им десятки минут эфирного времени, бесплатно рекламируя их. А эти мальчишки-живодёры, вешавшие лишь пару лет назад кошек (так они будут вешать стариков, когда придут к власти), теперь издеваются над государством, крича: «Меня пытали». И власть лебезит перед ними; нам показывают глубокомысленные рассуждения правозащитников, которые, морща узкие лбы, вещают о психологическом давлении на этих шариковых. «Ну и что, что нет царапин и ссадин».

Подробнее...

Уф! Наконец-то определились все прямые и вторичные признаки, присущие городу со статусом столичного. Трудно сказать, как закреплен юридически оный для Нижнего Новгорода, но вот нашлось в нем место для «сидения» полномочного представителя президента в Приволжье — вот тебе и столица округа. Мы-то, наивные жители, думали, что столичность — это нескончаемые пробки на улицах, бесконечные заборы из синего профнастила, полуразрушенные старые дома в центре города, сотни торгово-развлекательных центров. Но нет, это, прежде всего, искусственно создаваемая дороговизна жизни.
Яркий пример — плата за проезд в общественном транспорте. В двух наших признанных столицах (Москва и Санкт-Петербург) цена билетов давно уже зашкалила за 20 рублей, но там и зарплата столичная. «У нас тоже столица», — видимо, решила администрация Нижнего Новгорода, раз подняла плату сразу на 25%. Какое дело нашей, приволжской, столице до провинциальной Белгородской области, где платят 10 рублей за проезд в автобусе. Или до бывшего стольным Владимира, где плата за автобус составляет 14 рублей, а за троллейбус — 11. «Эх, сказанул, — махнут рукой в нижегородской администрации, — ведь Владимир был столицей 700 лет назад, а мы ноныче. Имеем право на 20-рублевый тариф и всех делов-то». В трехсоттысячном Дзержинске в автобусе платят 15 рублей, в троллейбусе — 12, но там, говорят, ходят списанные из Нижнего автобусы. Ладно, допустим. Однако в Дзержинске нет пробок на дорогах. Будем считать, пятирублевая надбавка за долгое стояние в транспорте, а не за быстроту и комфортность.

Подробнее...

За последние годы мы ознакомились с уймой умных, но наивных предостережений. Звучат они все примерно одинаково: если власть то-то и то-то не сделает, то России конец…

Александр Ципко в статье «Изживание ценностей» («ЛГ», № 29) говорит о том, почему в «путинскую эпоху (Путин – «классический русский центрист, европеец, рыночник, но одновременно – воцерковленный русский патриот, оберегающий российскую государственность как самоценность, дитя столицы Российской империи») центризм не укрепился ни идейно, ни политически». С помощью замечательного русского философа Константина Леонтьева (1831–1891) я берусь утверждать, что именно потому и не укрепился, что Путин – европеец. Просто название одного из лучших публицистических трудов Леонтьева «Средний европеец как идеал и орудие всемирного разрушения» отвечает на очень многие вопросы. Но углубимся в мысли философа.

Подробнее...

Отклик на статью Станислава Смирнова

«Великий не мой»

Внимание мое в «Нижегородской правде» привлекла не столько верная статья Станислава Смирнова о Максиме Горьком «Великий не мой», сколько электронный форум, посвященный ей. Из горячей перепалки можно было узнать и о грамотности русских крестьян и о жестокости русского народа, и о том, кто такие подонки, а кто «вся мыслящая Россия», прочитать стихи Федора Тютчева (нет, не всем известные «в Россию можно только верить»), а другие, не менее яркие. Короче, бездна новых и истертых до дыр фактов. Приятно и понятно, что нижегородская интеллигенция начитана и по-прежнему, как 100 лет назад, гневлива, если её, словно кошку, гладят против шерсти.

Смею направить заметку свою прямо в газету, а не участвовать в форуме потому, что никто не подметил главного. И статья, и форум – это суть неоспоримые проявления той самой неизжитой до сих пор гражданской междоусобицы, впервые зазвучавшей в полный голос после Крымской войны 1853-1856 годов. Изучая биографию великого русского мыслителя и публициста Константина Николаевича Леонтьева, называемого с конца ХIХ века консерватором и реакционером, я лишний раз убедился, что Россия – страна невыученных уроков. В те стародавние времена были «оттепель» (термин, введенный Ф. Тютчевым, а вовсе не И.Эренбургом), гласность (с декабря 1855г.), перестройка, восстание в Польше за отделение от России, ярые споры революционных демократов (Н. Добролюбов, Н. Чернышевский) и консерваторов (князь В. Мещерский, Ф. Достоевский, К. Леонтьев). Как всё знакомо, не правда ли? Та, 150 летней давности перестройка, закончилась, как известно, убийством императора Александра II, горбачевская перестройка привела к развалу страны.

Подробнее...