Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 88 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 
Содержание
Верочка (маленькая повесть)
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Все страницы

Папа ласково спрашивал дочь, что она сегодня делала до обеда. В садик Верочка не ходила, мама сама занималась с ней и довольно успешно: в пять лет дочь радовала родителей своим умением читать и рассказывать прочитанное…

В школе с номером один, а их в городке было всего три, Верочка ходила прямо, с гордо поднятой головой, на всех учителей и одноклассников, прозвавших её «прокуроршей», смотрела смело, неуступчиво. Иногда, отвечая урок  по арифметике, она могла не согласиться с уточнениями учительницы и сказать:

-Мой папа объяснял мне по-другому.

И учитель на несколько секунд терял дар речи, то ли от нескромности девочки, то ли от сомнений, охватывающих любого человека после чьего-то властного, безапелляционного утверждения, не терпящего возражений. И всем малым ещё ребяткам становилось ясно, кто же главный в классе: папа Верочки или старенькая учительница. Девчонки не делились с нею секретами, а хулиганистые и смелые, плохо воспитанные мальчишки не дергали её за косы. Боялись отца.

Между тем лихие девяностые годы активно отозвались в жизни глухого городка новыми демократическими, с русским оттенком, отношениями. У папочки появился служебный автомобиль, черная-пречерная «Волга» с мягкими сидениями, изящной магнитолой, из которой неслись хриплые голоса модных русско-еврейских шансонье. Так Верочка узнала о Таганке, Владимирском централе, девчонке в юбке клетчатой и прочих интересных вещах. Их любил дядя Витя, шофер папиной машины, на которой её подбрасывал к школе. Хотя и идти-то было совсем ничего, но Верочка так пожелала. После первого случая, когда отец подвез её с шиком, и она, выпархивая из «Волги», заметила восхищенные, завистливые взгляды девчонок, она решила, что это её удел.

Дядя Витя подыгрывал ей. Впрочем, смешно было бы называть его дядей. Молодой, 23-х летний парень, недавно вернувшийся из армии, где тоже крутил баранку полковничьей «Волги». Веселый, разбитной, русоволосый красавец с волнистым чубом, который он позже сбреет начисто ради заграничной моды. Витя называл десятилетнюю Верочку «мадам», говорил английские слова «йес», «плиз», «уэлкэм», «ам сорри», с долгим, протяжным и перекатывающимся на языке р-р-р. Верочка догадывалась, что это игра в красивую, ненашенскую жизнь. И немножко, ну самую малость, кокетливо поводила глазами, и по-женски жеманно одергивала коротенькое форменное платьице на коленях.

Милая, симпатичная девчушка с независимым блеском в рыжеватых глазах, с прямым пробором каштановых волос, собранных сзади в тяжелую косу, оттягивающую небольшую головку назад. Прямой открытый лоб, тонкий нос с хищно вырезанными ноздрями, как у Софи Лорен, её идола. Верочка знала себе цену и в 10 лет, и в 20, и в 25, и несла её на нежных плечах, словно римская матрона амфору с терпким вином.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить