Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 79 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Как стать смирным
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Все страницы

Много детей, идущих из школы, попадались мне на  пути, когда проезжал мимо школ на велосипеде. В нашем районе расположены рядом друг с другом  три школы: Potomac falls high school (обучение с 9 класса по12), Potomac bend middle school (с 5 по 9 класс), Algonkian elementary school (с 0 по 4 класс). Еще раз подчеркну, что это отдельно стоящие здания, то есть маленькие детишки не смешиваются не только со старшеклассниками – 18-ти летними верзилами и взрослыми девицами, но и учащимися средних классов. Здания школ в архитектурном отношении – серенькие одноэтажные убожества, напоминающие безликие кирпичные бараки. Как не говори, хотя муниципальный бюджет и не нищ, но строить шикарные здания он, разумеется, не в состоянии.

В начальных классах ученика не сажают сразу за парту. Для начала его учат сидеть по-турецки на полу, застеленным ковром. В такой позе они слушают чтение книг или играют в какую-нибудь интересную игру. Впрочем, такая же система и в детском садике. В нулевом классе много рисуют, лепят – занятия похожи на единый нескончаемый урок труда. Произведения детей оценивают не по пятибалльной системе и не буквами от А до F, как это делают в старших классах, а звездочкой и ли изображением круглой улыбчивой физиономией – «смайликом». Занятия в младших классах – это и не менее длинный урок пения. Веселая, задорная песня – путь к счастью и жизненной благодати. Несомненно, это так, но во всем нужна мера.

В школьном «киндергардене» предусмотрен перерыв на сон. Спят дети, так же, как и учатся, на полу, на небольших ковриках, которые покупают родители, но хранятся коврики в школе. Спать, впрочем, совсем не обязательно, можно просто полежать, задумавшись, но если кто-то, изображая заснувшего, действительно заснет крепким сном, а тихий час уже закончится, то такого «ученика» не будят до тех пор, пока сам не проснется. Бывает, что сон может продлится до прихода родителей.

Главное табу - ни в коем случае нельзя разговаривать! Для контроля за соблюдением этого требования назначается дежурный из числа детей. Он, словно часовой в армии, патрулирует комнату и выявляет говорящих или ворочающихся. Его задача – ябедничание. То есть: сообщить впоследствии воспитателю имена тех, кто болтал и ногами, и языками. То, что в российской школе считается позорным, и за что обычно больно бьют, в американской школе приветствуется и поощряется. Имена провинившихся записываются, и хотя их за это не ругают (официально так, но мнение, тем не менее, у воспитателей складывается вполне определенное), и попасть в этот список страшно. Быть записанным в этот кондуит (журнал проступков учащихся, впервые введенный в середине 19 века в Германии) – значит выпасть из коллектива, успешно идущего по намеченному маршруту к счастью. Именно с этого возраста юному американцу внушается истина, что он является частью большого целого (класса, группы, рабочего коллектива, фирмы, общества в конце концов), имеющего свои задачи и предъявляющего свои требования к единому поведению, мышлению, ценностям. Быть иным, чем одноклассники, - равнозначно нарушению закона, а быть ябедой очень почетно. Каждый раз на эту «должность» избирается новый ученик, то есть каждый должен пройти горнило формирования общественной «добродетели».



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить