Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 97 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Арлингтон (Американские впечатления)
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Все страницы

В моей памяти эти слова всплыли, когда стал разваливаться Союз, и я удивился провидческому дару того безымянного ора­кула. Случаен ли был тот вывод из анализа политической ситу­ации в СССР, переживавшего в те годы лучшие времена, или закономерен, я не знаю. Сомнения в незыблемости Советского Союза в те времена приравнивались к преступлению против го­сударственности. Позже я узнал, что подобные мысли занима­ли не только ангажированного советолога, но и, например, знаменитого кинодраматурга Довженко, сделавшего из пустяч­ного, казалось бы, военного эпизода далеко идущий вывод. Бу­дучи в годы Отечественной войны фронтовым корреспондентом, он отметил в дневнике следующее. Штаб армии, к которому он был прикомандирован, располагался в селе. Офицеры, ординар­цы, а однажды и генерал пользовались водой из колодца рядом со штабом. Колодезное ведро было настолько худым, что при поднятии его на поверхность в нем оставалось воды на стакан, не более. Но никто не пытался заменить худое колодезное вед­ро все то время, в течение которого штаб армии находился здесь, или дать указание на его замену. Вот и сделал Довженко неожиданный, но очень логичный вывод: не долго просуще­ствует советская власть при таком отношении к делу. Принцип капли в море фактов и событий...

А тогда я был молод и наивен. Быстренько приготовив уро­ки, я приникал ухом к приемнику, телевизора у нас еще не было, и боялся пропустить хоть слово. Это было мировое по­трясение. Я полюбил всех руководителей стран, что участвова­ли в похоронах Дж. Кеннеди. Корреспонденты особенно отмеча­ли мужество не совсем выздоровевшего после недавней болез­ни Анастаса Микояна, его тонкие и умные слова соболезнования, а также категоричный отказ Де Голля от предложенной ему охраны.

Тогда был другой, чем ныне, мир, другие люди. Я не гово­рю, что сейчас и то и другое хуже, но уверен, что убийство Дж. Кеннеди открыло миру возможность безнаказанной вседоз­воленности. Сейчас модно говорить, характеризуя какой-либо исключительный случай, что мир раскололся на «ДО» и «ПОСЛЕ». События «Норд-Оста» раскололи, таран «близнецов» 11 сентября расколол. Будет еще много потрясений, которые «поменяют» мир. Искусно подаваемая властью и средствами массовой ин­формации бесчисленная череда всех и всяческих потрясений уже расколола сознание людей, притупила искреннюю сострадатель­ность народов, посеяла зерна зла, способствующие их разоб­щенности. И эту форму правления, политической и социальной организации общества, государства и власти правящая элита Америки называет демократией, что в переводе с греческого обозначает «народовластие». А ведь согласно классическому оп­ределению демократия несовместима с опекой сверху, со сто­роны каких-либо правящих сил. Патернализм неизбежно пере­растает в бюрократический или олигархический контроль де­мократического процесса. Многие из нас подзабыли, как мы, шестидесятники, смеялись над «достижениями» американской демократии, подарившей миру примеры необузданного наси­лия: «охота на ведьм» в период маккартизма, убийство братьев Кеннеди — президента и кандидата в президенты, грязная вой­на во Вьетнаме, убийство Мартина Лютера Кинга, «Уотергейт» Никсона, переворот в Чили. Это в недалеком прошлом. А в на­стоящем — роль мирового жандарма, самостоятельно выбираю­щего очередного «врага» для демонстрации непреодолимой силы независимо от его географического расположения. То ли в Ев­ропе — Югославия, то ли в Азии — Афганистан, Ирак и, воз­можно, скоро Корея.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить