Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 31 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 1
ХудшийЛучший 
Содержание
Футбол
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Все страницы

Громко обмениваясь впечатлениями, перебивая друг друга, мы, ватага из пяти мальчишек, возвращались домой. Я и Сашка, схватив дома по куску хлеба, выбегали во двор, где нас нетерпеливо ждали друзья: братья Сорокины да Борька. Двое старших играли против нас младших на три года. Заигрывались до тех пор, пока мяч, уже совсем невидимый, попав в ноги, пугал, а не радовал. Отдав детские силенки игре, мы с братом, еле передвигая ватные ноги, дотаскивались до дома, садились на скамью возле русской печи и порой засыпали, уронив отяжелевшие головы на кухонный стол.

— Умаялись, бедненькие,— ласково говорила мама, снимая с нас грязные одежки и перетаскивая нас, спящих, на кровать.

И дергались во сне наши руки и ноги, продолжающие плести неповторимые финты. Я и Сашка были у мамы последними из пятерых детей, и опыт подсказывал ей не ругать нас за быстро рвущиеся ботинки и тапочки.

— Как в огне горят,— сокрушенно говорила она, разглядывая дыры на боевой нашей обуви.— Опять новые покупать,— и тяжело вздыхала. Мы виновато топтались около мамы.

Однажды отец, прерывая речь многозначительными паузами, торжественным голосом сказал, что один его знакомый переезжает в Москву и распродает всякую мелочь. Есть у него настоящий футбольный мяч, и он ему явно уже не нужен.

— Пап, купи! — закричали мы с Сашкой.

— Это легче всего.— Отец был сторонником воспитания ранней самостоятельности, да и лишних денег в семье не было.— Сходите, приценитесь. Я ему сказал о вас, он живет на соседней улице. Да будьте уважительны: его зовут Юрий Петрович.

Петрович — мы тут же так его окрестили — жил рядом с парикмахерской. В ней мы обычно стриглись под «ноль»; обрастая через месяц-полтора, и вновь стриглись так же.

Мы отчаянно трусили — это был первый опыт общения со взрослым чужим человеком. Я потрогал свой кончик носа, тот похолодел от небывалой ранее сосредоточенности и волнения.

Четыре кнопки электрических звонков черными зрачками глянули на нас. С трудом разобрались и нашли нужную. Я и читать-то в то время не мог, хотя знал буквы, но ленился их складывать: времени не хватало — двор манил с неодолимой силой.

Робея, девятилетний Сашка позвонил в дверь парадного. Ждать пришлось долго. Наконец без привычного вопроса «Кто там?» открылась массивная дверь. Старый, купеческий дом. Широкая лестница прямо от двери вела на второй этаж. У первой ступени стоял сурового вида высокий мужчина с пустым рукавом, заправленным за ремень гимнастерки.

— Пожалуйте, молодые люди,— насмешливо произнес он, широко махнув единственной левой рукой.

«Молодые люди» в сатиновых черных трусах до колен и выцветших майках нерешительно топтались, с ужасом поглядывая на пустой рукав. Петрович хлопнул дверью и молча пошел вперед. Мы оказались в кромешной тьме.



Комментарии   

 
+1 # Денис Липовский 04.10.2012 09:58
Очень понравилось. Жизненно. К сожалению, это далеко не единственный случай, когда талантливый человек, отдавший всю жизнь футболу, уже не может подстроиться под стандартный ритм жизни, вылетев из обоймы большого спорта. За примерами далеко ходить не надо. Достаточно вспомнить Валерия Воронина.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 
 
+1 # Александр Исупов 08.10.2012 09:59
Спасибо, Михаил. Словно в детство попал. Детали точно передают послевоенное время, пятидесятые годы. Мое детсво пришлось на шестидесятые, но все равно отчетливо помню одноруких и одноногих инвалидов. Их было много, и что удивительно, почти все где-то работали: сторожами, вохровцами,почт альонами. Понравился стиль рассказа, легко лег на ту эпоху.
Еще раз спасибо. Творческих вам успехов.
С уважением, Александр Исупов.
Ответить | Ответить с цитатой | Цитировать
 

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить