Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 78 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Бес либерализма
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Все страницы

Вот еще пример ясновидения К. Леонтьева из очень близкого прошлого. Вспомним, как сусально ораторствовал юрист А. Собчак, словесно громя советское правительство за несоблюдение законов, называя их и само правительство несовершенными, призывал следовать западным примерам, внося десятки предложений при написании конституции, многое из которой есть его прямые заимствования из римского, «демократического» права. Демократия при наличии эксплуатации рабов – не смешно ли? Главным в этом рабовладельческом праве является постулат: «Граждане и юридические лица (использован современный термин для пущей ясности - М.Ч.) приобретают права своей волей и в своих интересах». В русском переводе это можно выразить поговоркой: «Кто смел – тот и съел».

Что же можно найти у Леонтьева по этому вопросу? Нечто убийственное для демократов первой, второй и прочих волн: «Публика наша легкомысленна, пуста, впечатлительна и дурно воспитана, а нашим адвокатам и прокурорам нужно сделать карьеру (выделено мной – М.Ч.), обнаружить ораторские способности (между прочим, ввиду воображаемой возможности громить ответственных министров (помечено К.Леонтьевым – М.Ч.), ибо никому так конституция не выгодна, как ораторам)…» («Чем и как либерализм наш вреден?»).

Ещё раз напомню, что данный взгляд в будущее сделан 130 лет назад, а как свежо и остро звучит. Даже время перед таким мыслителем, как К. Леонтьев, бессильно и не способно затупить верную мысль. Поимел ли Собчак карьеру? Нет слов, чтобы выразить тот скачок «из грязи в князи», сделанный им за счет наивной, пустой и впечатлительной публики, обманутой им своей опасной говорильней. Достаточно посмотреть на мемориальную доску, что «увековечила»место его жительства на Мойке в Ленинграде. Размер её и буквы на ней гораздо больше, чем на аналогичной доске, установленной на доме, что напротив мэрского. В том доме умер после дуэли А.С. Пушкин. Разве можно сравнить русского поэта с всесильным мэром (слово-то мерзкое) Санкт-Петербурга?

А как забыть птенцов из гнезда Собчака?

 

 

Принадлежали мы, принадлежал ли я к легкомысленной, впечатлительной и пустой публике 20 лет назад? Несомненно! Нас всех с вами облапошили ловкие и бесстыдные либералы, как попугаи, твердящие на каждом углу, в каждой газетной и журнальной статье о переизбытке выплавленной стали, собранных тракторов и комбайнов, о забираемой государством прибавочной стоимости, о некой свободе, которой у нас, якобы, недостаточно. Это были потомки тех либералов, которыми, по словам ещё М.Е. Салтыкова-Щедрина, заборы подпирают.

Да разве мы пошли бы за ними, если бы прочли Леонтьева, утверждавшего, на первый взгляд, нечто странное: «Даже рабство и всякие стеснения, во многих случаях, развивают личность – и народную и единичную больше (то есть выразительнее), чем общеевропейская нынешняя свобода…». Для того чтобы понять эту «странность» не нужно особенно долго размышлять, достаточно вспомнить, как при «свободе» сникли с 90-ых годов ХХ века почти все писатели, драматурги, ученые и даже спортсмены. На место «Гаража», «Служебного романа», «Иронии судьбы» к Эльдару Рязанову пришли «Старые клячи».



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить