Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 82 гостей онлайн

Последние комментарии

Загрузки

Константин Леонтьев

Лишить жизни

Нижегородские сюжеты


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Братья
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Все страницы

Москва не вызывала в Алексее Грибове комплекса неполноценности. Не потому что он был нахалом и пробивным малым, которого выставляют за дверь, а он лезет в окно, скорее наоборот. Родился он и вырос в крупном областном центре, в столице бывал не раз, и не принимал суматоху московских вокзалов и метро за истинную суть городской жизни. Он знал, что стоит лишь пройти от железнодорожной сутолоки главного перевалочного центра страны несколько сот метров и свернуть в какой-нибудь Малый Златоустинский переулок, изгибистый, словно коленчатый вал, как очутишься в знакомой до боли обстановке, среди двух-трех этажных купеческих домов, которых в родном городе сотни. Во дворах за нарядными домами течет размеренная чуть ли не деревенская жизнь со старушками, день-деньской сидящими на скамеечках у подъездов или возле песочниц, в которых копаются их внуки и правнуки. С мальчишками 8-10 лет, умудряющимися поиграть в футбол на пятачке земли, ежеминутно рискуя разбить чье-нибудь окно. Подростки уходят играть в футбол или баскетбол на школьный стадион, а после игры сидят на баскетбольных щитах как галки, горячо обсуждая только им интересные проблемы. Игра в домино, когда-то широко шагнувшая из курилок социалистических заводов и фабрик во все дворы, благополучно испарилась вместе с многострадальными заводами. На немногих сохранившихся столах, за которыми совсем недавно кипели доминошные страсти, сейчас сидят старшеклассники и студенты и пьют из банок пиво. Так что в каждом знатном городе довольно бытовой простоты, как и в самом прославленном мудреце.

Будучи в Москве, Алексей не позволял себе послаблений, был внимателен, по сторонам не зевал в простодушном восхищении, а четко отслеживал многочисленные указатели и надписи, чтобы не попасть в число провинциальных простаков, мечущихся как заблудившиеся щенки. И всякий раз, отправляясь в столицу, брал с собой карту улиц и метро. Даже в этот раз, когда Грибов приехал на недельку к старшему брату, и дорога ему была знакома до  выбоины на мостовой, он не изменил устоявшейся привычке. Что же, в 25 лет человеку пора иметь пару-тройку серьезных привычек.

Поезд пришел рано, в половине 6-ого утра и, боясь побеспо­коить брата столь ранним и неожиданным визитом, Грибов решил немного прогуляться у вокзала. Дни в конце ноября стояли на удивление теплые, сырые.  Выпавший накануне и  истолченный тысячами ног снег на тротуарах и дорогах лежал грязно-серым пеплом. Город еще спал, только у вокзала  людской водоворот: подъезжали и отъезжали такси, сновали люди с чемоданами и налегке.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить