Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 64 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Братья
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Все страницы

Он медленно спустился по лестнице, вышел из подъезда и прислонился к витой обрешетке маленького крылечка. Глухота черной   ночи ватой забила уши. Он запрокинул голову. Небо также пылало далекими мирами и галактиками как три часа назад. Алексей вспомнил Катю и подумал с нежностью: «Спит в своей постельке и ничего не ведает. Спать легли москвички, заплели косички. Всего лишь три часа, а как много изменений в душе».

В темноте за черными деревьями светились редкие далекие огни, за этими светящимися окнами текла жизнь, там баюкали детишек, или  зубрили уроки очень добросовестные студенты, готовясь к зачетной сессии. Алексей несколько раз глубоко вдохнул свежий, морозный воздух и ему вспомнились слова тренера по лыжным гонкам: "Чтобы снять нервное напряжение и улучшить работу печени, нужно при вдохе поджать   живот, а при выдохе расслабить, опустить".

«Дышите глубже - вы взволнованы, - грустно улыбнулся Алексей. - Когда  все просто и  определенно, то при горе можно расплакаться, а вот в моем положении таких советов и слез будет недостаточно. Необходимы какие-то действия, чтобы выкинуть из мозга опасные разрушительные мысли».

Погасли даже те немногие огоньки, и Алексея, казалось, ничто не связывало с заурядной нелепой жизнью, так пылало звездное и безумно бесконечное небо над головой. И он, подумав, опроверг свои совсем недавние мысли: «Под таким небом не нужны никакие действия. Под звездами можно только думать, а не совершать что-то. Это все равно, что работать в великий христианский праздник».

Расставаться со звездами не хотелось, и Алексей решил идти на вокзал пешком, пусть все в эту ночь будет необычным: ссора, драка, прогулка по ночной, морозной Москве. Навстречу шли люди, в основном мужчины, то ли счастливые любовники, то ли любящие женихи. Случайные прохожие не скрашивали одиночества, они подчеркивали, углубляли его. Он шел и думал о своих несбывшихся планах. Он мечтал побродить по Москве, найти улицы и переулки, по которым ходили любимые писатели и поэты. И  пусть у Алексея на этих улицах звучала бы собственная мелодия детства, мелодия немногим известных улиц, но это помогло бы  открыть ему собственный "угол", за которым можно найти объяснение человеческих поступков, стремление разобраться в своих.  Да, у каждого человека должен быть свой "угол", наткнувшись на который однажды в суете вечно срочных  дел и больно ударившись об него, можно оглянуться и строго  спросить  с  себя  отчет. Человек, сглаживающий  свои жизненные углы, скучен и ограничен, как отрезок прямой линии, начинающийся с точки и кончающийся ею.  Такие углы помогают подниматься выше с уверенностью, что они торчащие, словно острые скалы, не дадут скатиться вниз.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить