Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 78 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Братья
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Все страницы

Когда придется еще раз побывать в Москве таким вот усталым, опустошенным, чтобы искать успокоение и  вылавливать собственные мысли из хаотичной геометрии старых московских улиц? Какое жестокое испытание перебирать пропавшие желания, до осуществления которых, казалось, лишь стоит протянуть руку и взять его теплым, трепещущим. Желание тоже хочет быть выполненным. Ему вдруг вспомнилась песня Булата Окуджавы: «Простите пехоте, что так неразумна бывает она - всегда мы ухо­дим, когда над землею бушует весна и шагом неверным..." и он замурлыкал ее, так подходившую под его настроение. «И у меня тоже шаг неверный, еще лестницу шаткую и впрямь спасения не будет. Ну, наверное, хватит на сегодняшнюю ночь, и так уже ука­чало».

Раньше,  лет пять-шесть назад, такой случай вызвал бы в Алексее прилив наивно-романтичных планов, обсуждения и "спа­сения" брата. Сейчас же в груди ворочалось глухое раздражение, боль за человеческую низость. Поздно спасать. Невозможно что-то изменить. Алексей до этого был во власти прописных истин на постоянство родственных отношений, незыблемость братских чувств. Легче всего обвинять судьбу за суровость и беспощадность, за приписываемую ей фатальность. «Такова жизнь», -  любят говорить. Такова по-разному: одни делают жизнь, другие плывут по ее извилистому руслу, считая необходимым после каждо­го толчка и резкого поворота утверждать: «От судьбы не уйдешь!»

Человек, по сути, - существо захапистое, и перед его жадностью никнет даже разум. Материальный интерес – это тот дьявол, который овладевает душой человека в начале самостоятельной жизни. Лишь чувства, неподвластные разуму и благополучно перешедшие из детства, спасают грешную душу человека. Чем больше чувств, тем больше спасателей.

Воспринимая брата как икону,  Алексей не знал его сущности.    Теперь он с уверенностью сказал себе, что непомерно раздутое тщеславие ржавчиной подточило, а затем выело моральный стержень брата. Но как бы страшно и непонятно было случившееся между ними, Алексей уже сейчас мог признаться самому себе, что он способен простить брата. Не только потому, что в их жилах течет одна и та же кровь, хотя и в разных пропорциях, и не из-за лености и равнодушия памяти, а из-за врожденного «неумения» держать зло на других людей. Еще в детские годы ему совсем не понравился роман «Граф Монте-Кристо», воспевающий месть как святое чувство. Мать учила умению прощать.

И вот он  на вокзале. Звездное небо над головой сменил тусклый потолок с экономно светящими лампами. Рой мыслей, беспрерыв­но жаливших мозг, отлетел в сторону. Алексей стал различать окружающее. Надо было покупать билеты и держать ухо востро. Ох, эти московские вокзалы, воспе­тые и проклятые тысячами людей! Здесь свободные места появляются или при объявлении посадки, или если одинокий мужчина   выйдет в туалет. Кажется, люди спят здесь сутками, ожидая поезд, приходящий неизвестно когда: до того спокойно и деловито посапывают взрослые и дети. Ни суеты, ни громких выкриков. Ночь.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить