Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 84 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Братья
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Все страницы

- Гонки белки в пустом барабане – так пока я представляю свою нынешнюю жизнь, - сказала с нескрываемой горечью Катя. – Наряды, косметика, и все это для того, чтобы понравиться какому-нибудь «шейху» и выйти замуж, и продолжать ту же жизнь только за спиной мужа. Как говаривал Блок – аптека, улица, фонарь.

- Самокритично до убийственности. Можно задать вопрос? Шейх – это просто богатый мужчина?

- Да. С детства я какая-то традиционалистка, что ли. Конечно, воспитание матери сказалось, хотя я даже не знаю: кто мой отец? Наверное, один из этих солидных, тщательно выбритых мужчин. Так вот о традициях. На нынешних парней смотреть-то противно: небритые, какие-то шутовские, козлиные бородки, усики, сережки в носу или на губах. Не то, чтобы поцеловать, трогать страшно.

- Не повезло мне, - рассмеялся Алексей.

- Что так?

- Если девушка начинает такие серьезные разговоры, как наш сейчас, значит, она считает парня годным лишь для бесед. Мой не самый большой опыт привел меня к выводу, что женщины машинально сортируют мужчин: этот – для любви, этот – для плача в жилетку, этот – для содержания и так далее. Я знаю это со школы. Передо мной сидела пара, и они болтали за жизнь. Все считали, что у них любовь. Она же целовалась с другим, а вышла замуж за третьего.

- Грустный у тебя опыт.

- Зато жизненный, не из книг.

- Сбил ты меня с мысли. Я хотела сказать, что ты не такой, как московские небритые хлыщи, пустые и самонадеянные, как пробки в бутылке шампанского. Как же: они выдерживают высокое давление, но стоит им вылететь, и они уже никуда не годны. А ты гладко выбрит, - и она легким и быстрым движением провела по щеке Алексея, тут же отдернув руку.

Он сделал вид, что не заметил этого движения, хотя это было рискованно: она могла обидеться на невнимание.

- Пойдемте завтра в театр на Таганку? – предложил Алексей.

Катя молчала. «Обиделась», - подумал он и продолжил:

- Наше знакомство еще так зыбко и напоминает случайное сближение мужчины и женщины в переполненном автобусе, а дорога долгая. Вам кажется, что вы знакомы давно, где-то виделись, разговаривали, и лицо, и слова и мысли ее как будто вам известны, еще сказать бы пару слов и вы -  друзья... -  Алексей говорил медленно, подбирая слова. - Но вот конечный пункт. Выйдя из авто­буса, вам на несколько минут покажется что-то потеряно, а затем это забудется, и вы спокойно пойдете своим путем. Потом вы упрекнете себя за излишне развитое самомнение.

Он сидел на табуретке, спиной облокотясь на стену, пальцы его постоянно крутили сигарету по краям пепельницы, сни­мая несуществующий нагар. Он не знал, что ответит девушка на его излишнюю прямоту.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить