Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 81 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Братья
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Все страницы

Работа на производстве и руководство людьми, пусть их было немного, выработали у Алексея начальные навыки в оценке  людей. Эти навыки стали для него важнее собственных успехов, в них, считал он, заключена полновесная жизнь, и единственное спасение от эгоизма юности. После студенческой скамьи Алексей, особо не вдумываясь, следовал  советам старых производственников, не учитывая их  предубеждения и личные особенности, и потому часто ошибался.  Несколько раз обжегшись, он взял себе за правило, выслушивая претензии и советы, проверять их, и лишь потом принимать решение.   Не всегда это удавалось, особенно трудно было отказывать, но и тут опыт убедил, что пустые обещания несравненно хуже  обоснованных отказов. Научиться разбирать­ся в людях, а не приспосабливаться к ним – долгая дорога длиною в жизнь. Никогда не было и не будет однозначных ответов на вопросы бытия, и, к сожалению, невозможно научиться на чужих ошибках.    Даже решая самый простой вопрос, приходится перебрать в уме несколько взаимно противоположных вариантов. Главное, не бояться ответственности.    Сейчас он не знал, что будет дальше, но был уверен: действия его определятся совестью, той, что впиталась с материнским молоком.

Между тем беспокой­ство в сердце нарастало, словно ему предстоял ответ­ственный шахматный поединок, когда требуется внешняя невозмутимость при неустанной работе мозга. Предстартовая лихорадка не сжигала его волю, а, как ни странно, всегда помогала ему, и он сделал вывод, что внутреннее спокойствие приводит к равнодушию, а в таком состоянии он обычно проигрывал. Порой он нарочно взвинчивал себя перед игрой или ответственным решением, и был уверен, что в напряженном состоянии мозг способен проанализировать большее количество вариантов.

Сейчас же он успокаивал себя тем, что эта ссора, так взволновавшая его, для них впоследствии окажет­ся пустяковым быстро забывающимся эпизодом. И все-таки он даже не решался закурить, боясь потре­вожить молчаливо прижавшуюся к нему Лену.

Автобуса  ждали долго, и, несмотря на усиливающийся мороз, никто не делал попыток хоть как-то согреться.   Они стояли неподвижно, как будто старались нарочно замерзнуть, думая, что физические страдания облегчат душевные, и каждый считал себя обиженным.

Алексей с Леной  вошли в переднюю дверь автобуса. Он, уплатив  за проезд, сел рядом с ней.  Они даже не увидели: сел Георгий в автобус или нет. Когда же он демонстративно прошел мимо них и сел на самое переднее сиденье, вытянув ноги, Алексей опять внутрен­не сжался и попытался разобраться в своем положении: «Вот непредвиденная оказия: спасать жену от собственного мужа. Вот для чего сюда я приехал. Но почему я должен успокаиватъ их? Дети, что ли, они?   И что она молчит и молчит? Окажусь один я в дураках, они помирятся, а я буду козлом отпу­щения.   Надо было сразу все с ним выяснить, он ведь не так уж и пьян.   Доверился я ей,  а,  вероятно,  зря. Интересно: о чем она думает?»  



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить