Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 85 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Наташа (Финал одной любви)
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Все страницы

Поддерживая Наташу, я медленно повел ее к Мишкиному дому и прошептал ей на ухо: «Кремень, ты, мой. Держись!», а сам подумал с облегчением: «Слава Богу, что мы соседи с братом. Присмотр и прочее. Очень хорошо, просто здорово. Если бы не брат, где бы мы разместились». Я провел ее сразу в горницу и усадил в кресло.

-Тебе, наверное, лучше прилечь, - посоветовал я. – Сейчас сбегаю и возьму из машины постельное белье.

-Посиди со мной, - попросила она, после того, как я устроил ей постель.

Я сел рядом с ней, лежащей навзничь, и прикрыл своей рукой ее ладонь. Она пошевелила пальцами, я слегка сжал их.

-Хорошо, - прошептала она.

Действительно, после июльской жары и солнцепека в кирпичном доме было прохладно и сумрачно.

-Мы с тобой словно перекати-поле, помнишь, - она слабо улыбнулась.

Разве это можно забыть. На городские улицы Актюбинска сильные ветры часто закатывали из степи огромные до метра в диаметре шары перекати-поле. Они напоминали то ли морских ежей, то ли противотанковых ежей, то ли клубок змей, связанных в центре хвостами и закаменевших от неистовых, но бесплодных попыток вырваться. Мы шли осенью по городу, как огромный шар перекати-поле  вывернул из боковой улицы и покатил на нас с большой скоростью. Мы расступились, но не достаточно быстро и далеко друг от друга, и шар застрял между нами. Ветки бывших соцветий вцепились в одежду как репей, и мы долго отдирали их, чтобы освободиться от неожиданного препятствия.

-Меня этот случай неприятно поразил, - прошептала она, глядя своими огромными глазищами мне прямо в глаза. – Тогда я подумала, что скоро что-то или кто-то втиснется между нами и разлучит нас.

-Не надо, не фантазируй, поспи лучше и наберешься сил.

-Нет, сил я уже не наберусь. Да, Бог с ними, скоро они мне будут не нужны. Ты лучше ответь мне. Кто мы на этом белом свете: подопытные кролики или творцы?

Я словно оглушенный молчал. Она так откровенно и уверенно говорила о смерти, будто считает этот вопрос уже навсегда решенным и не вызывающим никаких сомнений. Делать вид, что я ничего не понял?

-Скорее всего, мы подопытные кролики в Божьих руках, и не только в них. Власть предержащих, таких же людей как мы,  только  вознесенных судьбой на Олимп, тоже считает нас быдлом, – я был многословен и хотел разговорить ее, чтобы не отвечать на вопрос, что стучал в ее сердце, и на который никто не знал ответа.

-Но так хочется быть творцом.

-Ты и есть творец. Ты мать двух детей, ты их сотворила.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить