Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 100 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Наташа (Финал одной любви)
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Все страницы

Прощался за Наташу с этими облаками, деревьями, машинами, полями – всем, что меня окружало, а ее теперь нет.

«Милая ты моя, несчастная Наташа. Никогда мы с тобой уже не побежим по этой траве, не искупаемся в Волге, не поедем на юг, никогда и никуда. Чистая моя, честная, заботливая, почему Бог забирает тебя от меня? Ты ему нужна? Зачем же мы разлучаемся в муках и страданиях?

Никто тебе не помог: ни Бог, ни судьба, ни медицина, ни я, - слезы бежали из глаз. - Наташа, любимая, за что судьба так жестока к тебе, красавица ты моя, ненаглядная. Вот ты посмотри, сколько мерзавцев ходит по этой земле, воров, убийц, насильников, ты посмотри, кто ходит? И ничего, земля терпит. Терпит Бог. Но тебя не будет, тебя не будет никогда. Ты понимаешь – никогда. 42 года ты пожила на этой грешной земле, оставаясь чистой и любящей. Никто не скажет мне больше слов любви и не приласкает, никто не проводит меня в ночь, пургу, ненастье. Ничье сердце не будет так страдать и болеть обо мне, как твое. Никто не помашет рукой ни мне, ни детям.

Осиротели мы с ними, осиротели».

Ночь я провел в машине в самом, что не есть, горячечном состоянии: то плакал, то обессиленный дремал. Утром бродил неприкаянным призраком по больничному саду, близлежащей округе и часто звонил в реанимацию, получая стандартный ответ: «Положение стабильно тяжелое». Через день Наташу вернули в прежнюю палату хирургического отделения, откуда увезли на операцию.

Открываю робко дверь, боясь увидеть умирающего человека, а мне навстречу радостные, широко открытые глаза.

-Сашенька, где ты пропадал? Я так тебя жду! – Пожар надежды разгорелся в сердце, но тут же погас. - Дай попить, - сказала она.

«Опять пить, значит, рана в животе осталась и кровоточит», думаю я, стараясь сохранить на лице веселое выражение.

-Как ты себя чувствуешь?

-Представляешь, боли нет. В животе стало так легко и тихо.

«Конечно, легко, - мрачно подумал я, - если вырезали почти весь желудок».

-Жаль, но мне запретили пить. Можно только полоскать рот, не глотая воду. Видишь, что со мною сделали.

Четыре пластмассовых шланга спускались белыми змеями из живота в баночки, привязанные к стойкам кровати. В голосе Наташи ни страха, ни тревоги, ни вопроса: «Что со мною будет?», а только радость от закончившейся операции, от моего прихода и надежда, что я все устрою и вылечу ее. Налажу связь с миром, и буду заменять весь мир, временно и сурово ограниченный больничной койкой.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить