Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 29 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Наташа (Финал одной любви)
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Все страницы

- Русские мы! И живем везде: в пустыне, тайге, тундре, на горах. Вот сказали деду: «Живи и работай здесь». Он и жил и работал, и после его усилий край здесь преобразился. Я вам уже рассказывала о санатории. Что же нам от традиции-то бегать!

…Я тоже прирос, но к другой дыре - Актюбинску. Как приехали с женой по направлению, так, кроме отпусков, и не выезжали никуда. Я стал начальником цеха на заводе ферросплавов, а Наташа – доцентом в педагогическом институте, но вот дети уехали искать свое счастье в Москву, учатся в МГУ, не понравились им казахские степи. После объявления независимости Казахстана, мы оформили казахское гражданство и думали: не все ли равно, где жить, нас же объединяет СНГ. На заводе пропадал допоздна, а дома ужин, телевизор, сон. Как-то глухо, вроде раскатов грома от далекой грозы, стали доноситься до меня в последнее время сетования жены на грубость вновь назначенного ректора, казаха, врачей в поликлинике, на неуважение со стороны продавщиц, в магазинах и на рынке. В горячем цехе, которым я командовал, казахов почти не было…

-Зоя Михайловна, - обратился я к докторше, - нельзя ли сделать еще один анализ крови у моей Наташи.

-Кстати, я и сама планировала посмотреть ее кровь: СОЭ в ее санаторно-курортной карте был на максимуме для здорового человека.

Там, в Эльтоне, я впервые почувствовал неясное беспокойство, какой-то тусклый всплеск памяти зародил в душе боль, которая всплывала каждый раз, когда я думал о Наташе и ее здоровье. Вот и  невольный вывод о ее похудании меня неприятно поразил. Я почему-то стал часто вспоминать наши первые встречи, наши горести и радости, и меня не покидало мрачное чувство о бесперспективности будущего, я интуитивно не видел в нем ни себя, ни Наташу. Оно казалось мне тесным ущельем, в которое мы не сумели протиснуться. Я всячески препятствовал этому настроению, убеждал себя, что все хорошо, что еще раздвинем горы.

Через три дня старая докторша зашла в наш скромный номер, когда у Наташи были процедуры, и, не скрывая тревоги, сказала:

-Я не хочу вас пугать, но скорость осаждения эритроцитов еще больше увеличилась. До 32 миллиметров.

Она разговаривала со мной, как с коллегой, хорошо представляющим, какие такие эти миллиметры.

-Здесь нет никакой врачебной тайны. Я настоятельно рекомендую вам по возвращении домой немедленно обследовать внутренние органы. Я не исключаю, что дело не только в позвоночнике, или, как записано в курортной карте, в остеохондрозе с корешковым эффектом. Сейчас мы не можем сделать ультразвуковое исследование: специалист недавно рассчитался. Он, видите ли, устал жить в глуши. У нас сейчас и рентгена даже нет. Можно, правда, съездить в Палласовку.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить