Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 98 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Наташа (Финал одной любви)
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Все страницы

-Я говорю о тех собаках, что нежились в тени. Конечно, они лишь образ. Можно бездумно развалиться в комфортном месте, например, на пляже самого фешенебельного отеля в мире, где отдыхают самые богатые люди, или на кровати этого отеля, к которой подают шампанское, коньяк и все, чего пожелает душа. А набор желаний, часто выдаваемых за счастье, у человека, кстати, весьма ограничен. Ну, что еще может пожелать «душа», а точнее – тело. Ну, покурить, небрежно стряхивая пепел на мраморный пол, в истоме поласкать женщину или мужчину, выпить спиртного, не торопясь принять душ после пляжа или после секса. И принципиально бездельничать. Пожалуй, всё. Верно?

-Наверно, да, - усмехнулся я. - Ты права. Но некоторые видят свое счастье в причастности (хотя бы с боку, с краешку) к великим событиям или к великим людям.

-Что великие? Все тот же тлен и прах. Взорвется Вселенная по теории пульсации и придет абсолютный конец. С кого тогда и кому спрашивать: зачем строили заводы и фабрики, писали книги и музыку, растили детей. Христос все же прав: о душе надо думать. Если материальное смертно, то одна надежда на душу, на путь ее просветления.

-Что же, по-твоему, счастье?

-То собачье счастье, что мы видели – для многих предел мечтаний. И, конечно, это не счастье. Его я понимаю и ощущаю, как некое преодоление своих слабостей и лености, как путь нахождения  единых взглядов с другим человеком. Вот почему в жизни у меня было четыре счастливых периода, о которых я тебе говорила. Во всех них я совершенствовалась, пытаясь найти единение с тобой, детьми.

-Умница, ты моя, - я обнял ее и поцеловал в губы. Я люблю тебя. Как хорошо мне с тобой.

-Недолго нам быть с тобой, - она произнесла эти страшные слова таким спокойным тоном, что я усомнился: понимает ли она до конца смысл своих прямых слов.

-Не бойся, - добавила она и снисходительно улыбнулась, как учительница неумной похвальбе ученика, доказавшего на его взгляд самую трудную теорему из учебника, - я пока говорю не о смерти. По всему видно, что больницы мне  не миновать. Только как это сделать без российского паспорта?

-Есть платные палаты, а деньги в нынешнем обществе – самое главное мерило.

-Правильно. Так и сделаем. Но учительницей в сельской школе я быть не смогу. У меня в душе нет твердости, уверенности, настроя на работу, на борьбу. Одна лишь слабость и трепет. Это, наверное, из-за болезни, из-за боли, которая все чаще и чаще меня мучает.

Я понял, что она слышала весь наш дневной разговор в кухне, и попытался утешить ее.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить