Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 38 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Наташа (Финал одной любви)
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Все страницы

Вышла врач.

-В больнице для вас только палаты на платной основе. Вы готовы платить? - Я кивнул и только через минуту сообразил, что значит «для вас», но это не имело смысла. Ни тогда, ни минуты спустя.

***

-Операция состоится, если вы дадите на нее согласие, - встретил меня заведующим хирургическим отделением Маревич, когда я пришел к нему, разместив в палате Наташу. – Операция платная.

-Сколько?

-Тысяч 15-20, может 50, в зависимости от сложности.

-Согласен. Деньги есть, - глухо ответил я.

-Сегодня мы возьмем все необходимые анализы и на завтра, примерно в 14 часов, операция. Кроме того, вы должны дать письменное согласие. – Он подал мне осьмушку листа писчей бумаги, на которой значилось: «……, муж больной, дает согласие на проведение операции и предупрежден о тяжелом послеоперационном состоянии больной». Оставалось только вписать фамилию, расписаться и поставить дату. Все очень легко. Просто, как приговор.

-Я хочу постоянно быть с ней и даже ночью, - жестко сказал я, прямо глядя ему в глаза.

-Хорошо, - он не выдержал мой взгляд.

К обеду следующего дня под ключицу врезали катетер для подачи анестезии, сделали успокаивающий укол, и я подумал: «Ну, вот  Наташа уже не принадлежит ни мне, ни себе, а больничному Молоху, требующему крови и жертв». Прикатили тележку со съемными носилками. Я помог переложить на них жену, поцеловал ее в обе щеки и сказал наши обычные для тревожных дней слова:

-Счастливо тебе, милая.

-Ты молись за меня, молись, - попросила Наташа.

-Я уже сейчас молюсь.

-Ты пока ничего не говори детям, не расстраивай их там, в Америке. Пусть спокойно работают. Если, что случится, то гляди на Катю и вспоминай меня.

-Ну, будет тебе, будет. – Я шел рядом с тележкой, провожая ее в неизвестность, имя которой судьба.

Три часа ходил я по коридорам возле операционной. Внимательно изучал трещинки, выбоины в полу, на потолке, стенах. В них жила радость и неизъяснимая печаль, и неизвестно чего было больше. Думается, грусть победила бы. Я постоянно загадывал, что, если пройду по плиткам этого коридора и не наступлю на стык или трещину, то Наташа будет спасена. Я тщательно ступал, и выходило так, что все будет нормально. В душе я кричал: «Ура!» и тут же в сердце змеей заползало сомнение. Я отгонял его, убеждал себя, что надо верить, что слепая вера сильнее всего, но сомнение раз за разом всплывало в сознании. Это печалило меня, я ругал себя за безверие и постоянно твердил про себя:



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить