Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 75 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 0
ХудшийЛучший 
Содержание
Наташа (Финал одной любви)
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Все страницы

Ах, эти голубые глаза. В них только боль и мука. «Девочка моя синеглазая, звездочка яркая», - я глажу ее руки, не отрывая глаз от ее заострившегося лица.

Грубый напильник голода и гноя день за днем, минута за минутой обтачивал ее тело. Руки стали невесомыми, ребра выпирали наружу, натягивая тонкую кожу, как у рахитичного подростка. Кожа лица пожелтела. Ночью я боялся зажигать лампу дневного света над ее кроватью, так резала глаза желтизна. На солнечном свету она была не видна, и только глаза все также полыхали любимым «голубым огнем». Иногда она спрашивала:

-Я, наверное, лохматая?

-Наташа, ты же знаешь, что у тебя замечательные волосы, ты не можешь быть лохматой. Ни при каких условиях.

Она ни разу не попросила зеркальце, и я не понимал, что это: безмерная сила или предсмертное безразличие. Но работа мысли у нее шла постоянно. Иногда я просыпался от звука упавшей на пол чашки или ложки.

-Наташенька, - говорил я ей с укоризною, - почему ты не разбудишь меня, когда нужно.

-Ведь я сама могу достать свою поилку. Мне жалко тебя будить, тебе еще пригодятся силы, а мне они уже не нужны. Подними меня повыше.

Я наклонялся к ней. Она обнимала меня двумя бесплотными руками за шею, зацепляла пальцы в замок, и я затаскивал ее на подушки.

-Ты, любишь меня? – спрашивала она меня в этот момент.

-Очень люблю! – отвечал я, сжимая кадык пальцами.

-А когда я уйду, ты будешь меня любить?

-Буду.

-Славно-то как! – обессиленным голосом шептала она. – Дай чайку.

- С яблочком?

-Да, - прошептала Наташа и устало закрыла глаза. А для меня будто свет померк.

В последние дни все чаще и чаще требовались наркотики. После этих уколов она забывалась, приоткрыв искусанные в кровь губы. А я любовался на ее лицо, не потерявшее прекрасных черт, и вспоминал нашу жизнь.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить