Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 92 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 505
ХудшийЛучший 
Содержание
Ныне и присно
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Все страницы

Отчет, тем не менее, надо сдавать, и Римма Николаевна, обладавшая норовом более высоким, чем о нем говорится в поговорке о мужике и быке,  пошла к главному бухгалтеру. Тот вызвал Оксану.

-Я тебя лично прошу: сходи в областную контору. Сделай то, что требуется заводу, - устало сказал он, напирая на слово «лично». Главному бухгалтеру, седовласому, уважаемому на заводе человеку, Оксана не могла отказать, но после встречи с ним слегка обиделась на Римму Николаевну за излишний напор.

Свой рабочий поселок, пригород большого города, она покидала редко и неохотно, кроме, разве что, поездок в театры и на концерты, да на увеселительные прогулки с сыном: качели, карусели, обзорное колесо, прогулки по старой части древнего города. Командировки были для нее настоящей пыткой: она боялась сделать что-то не так. И этот страх, вот подлый, «помогал» ей попадать в истории, мелкие, но болезненные для ее самолюбия. Она выдумывала себе страхи, и они реализовывались. Жизнь еще не научила ее искусству демонстрации показной женской беспомощности, когда с обиженно надутыми губками можно так попросить о любой услуге самого начальственного мужчину, чтобы тот виновато бросался выполнять невыполнимое. Лихорадочно вспоминая, например, перед командировкой, как открывается и опускается лавка в поезде (чтобы не попасть впросак), она отвлекалась и обязательно забывала что-нибудь важное и необходимое. Преодолев какой-нибудь надуманный страх, она радовалась так безоглядно и раскрепощено, что вновь ослабляла контроль над текущей ситуацией, грозившей новыми неприятностями. Она еще не усвоила истину, что подглядывать в узкую щелочку приоткрытой двери будущего не следует. Ветер времени резко распахивал ее и набивал шишки на лбу.

С детства Оксана была домашним, послушным ребенком. Вот простой ответ на, казалось бы, сложный вопрос о ее робости. Второй ребенок в семье, она была любимицей отца, сурового капитана-артиллериста, успешно штурмовавшего в годы войны фашистский Берлин. Он обожал ее и баловал, как только может баловать девочку строгий отец, не нашедший женского тепла у жены.

Его, статного, смуглого и высокого красавца из южных степей Украины очаровала на фронте волоокая сестричка из медсанбата. Так влюбила, что он напрочь забыл и свою прежнюю жену, и дочь.

Крепкий и поначалу счастливый брак оказался со временем для капитана беспредельно тягостным и мучительным, как фронтовая ночь перед атакой или как постоянная боль у раненого в живот бойца. Жена оказалась строптивой модницей, неустанно требующей денег на нескончаемые наряды и словесные подтверждения своей красоты и неповторимости. «Я ль на свете всех милее, всех румяней и белее?» Не получая в полной, ею лишь обозначенной мере, того и другого (как можно иметь много денег в советской школе учителю истории?), она после нескольких лет совместной жизни нашла оригинальный метод воздействия на скромного мужа. Медсестра (она так ею и осталась) превозносила свои мелкие болячки до уровня грозных, смертельных заболеваний. Они, по ее мнению, должны были возродить интерес к ее скромной персоне.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить