Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 77 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 505
ХудшийЛучший 
Содержание
Ныне и присно
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Все страницы

Оксана запомнила, как Севка одобрительно отозвался о Краеве, когда они возвращались домой: «Серьезный дядька, строгий. На дедушку похож». Это была лучшая характеристика, приятнее которой для души Оксаны быть не могло. «Тебе бы такого отца» - тогда невольно загадала она...

-Без троек, - ответила она, наконец, хотя все воспоминание промелькнуло махом.

-Молодец! Рисует?

-В июне,  вместе с товарищами из художественной школы, поедет в лагерь, на этюды.

-Здорово.

Он еще несколько секунд потоптался. Сказал: «До свидания», ожидая хоть какого-нибудь продолжения разговора, но Оксана прошла на свое рабочее место и тайком, мимолетно, бросила на него лукаво-вопросительный взгляд. Краеву стало неловко, и он быстро выскочил за дверь.

***

Надежды Краева, что путешествие отвлечет его от тяжких мыслей, оправдались. Волнующая суматоха сборов, составление списка вещей: что брать, что оставить, что купить. Невольное  ожидание новых встреч (они всегда происходят) наполняло сердце кипучим нетерпением, ветром выдувавшим грусть из сердца. Он любил, сломя голову, броситься в любое путешествие, лишь бы оно вело в неведомые места. Да и старые, подзабытые, тоже таили в себе ту романтическую неизвестность, от которой восторженно стучало его сердце. Шум поезда, блеск рельс, стук колес, мелькание огней за окном в непроглядной ночи, неразгаданные мысли о людях, живущих под этими огнями. Непременно кто-то из них укладывается спать в этих полутемных, как память, домах, чтобы завтра заняться привычной рутинной работой. Крестит на ночь грешный лоб и просит у Бога прощения. А поезд  летит дальше, оставляя далеко позади себя и времени заснувших неизвестных людей и тушит огни в деревнях, и с ними, быть может, надежды.

На этот раз был самолет. ТУ-154. В девяностом году кооперация еще не проснулась в той мере, чтобы обзавестись собственными авиационными фирмами. В стране был один единственный авиаперевозчик. «Летайте самолетами «Аэрофлота». Как будто есть еще какой-то другой. Рекламный плакат был глуп, но перевозчик – хорош: надежный, стабильный, вежливый. Для ямщика лучшей характеристики не найти. К тому же, и обеды, и ужины у него были что надо.

Что значат 36 рублей за билет, когда получаешь 280? Краев купил сыну билет с местом у окна, и тот беспрерывно возился, крутя затылком с русым завитком. Ему до всего было дело. Беспрерывно слышалось: «Папа, папа, смотри. Это что такое? Куда они едут? Когда полетим?» Лишь после того, как объявили: «Пристегните ремни безопасности», и стюардесса, грациозно наклоняя стан, проверяла исполнение команды, Тёма затих, преисполненный ответственности за верно понятый приказ. Как пытливо он вглядывался в лицо строгой хозяйки салона, пытаясь найти одобрение, что она поняла его желание, посмотрела на Тёму и сказала просто: «Молодец!».



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить