Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 74 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 505
ХудшийЛучший 
Содержание
Ныне и присно
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Все страницы

-Папа, она похвалила меня, а тебя нет, - восторженно зашептал он отцу на ухо.

Краев представил ситуацию, когда стюардесса хвалит всех мужчин в салоне за правильно пристегнутые ремни. То-то бы вспыхнули огненными вихрями горячие самомнения в их сердцах. От этой мысли Краев тихо засмеялся и погладил сына по недавно подстриженной челке. Шесть лет! Какой замечательный  возраст. Ребенок всё понимает, и при этом слушается? Что еще нужно родителям, чтобы лепить из бесформенного комка глины послушный, отзывчивый характер.

Краев считал, имея достаточный отцовский опыт, что самое главное для хорошего воспитания – беспрекословное выполнение команд отца. У мальчишки должен быть лидер. Это уж во взрослой жизни можно поразмышлять о библейских советах, неодобрительно трактующих роль кумиров. Возможны два кумира: отец и мать, но это так редко случается. Обычно в семье роль лидера несет мать. Отец лишь молчаливо соглашается, точнее, не сопротивляется.

Противоречивость команд в семье (да и не только в ней) – беда, из которой выросли все неудачники и безвольные люди. И с покойной женой у него время от времени разгорались ссоры из-за отсутствия единства в требованиях к сыну. «Не мучай его своими шахматами. Видишь, ребенок устал и еле сидит на стуле», - кричала она Краеву. «Почему ты горланишь при сыне, тем более с таким раздражением? Думаешь, он не понимает? В следующий раз он вообще не сядет со мной заниматься».

- Пойми, - пытался он ей разъяснить, успокоившись - стоит жалости к самому себе войти в сердце и укорениться в нем – всё, ребенок потерян для преодоления трудностей. Жизнь, ты знаешь, не малина и состоит из бессчетных барьеров, которые нужно перепрыгнуть каждый и по очереди. Почему только ты считаешь, себя знатоком его души? Потерпи, прежде чем кричать, подумай. Встань на мое место: представь, что я тоже не чужой сыну человек. Ведь это так легко. Уж ты-то наверняка знаешь, что я его отец», - с шутливой улыбкой заключал Краев.

Жена вроде соглашалась, но ее понятливости хватало ненадолго. С тещей в этом отношении дела обстояли еще хуже. Краеву чудилось, что здесь идет простой и грубый оговор, типа «Отец – плохой, не слушай его». Пусть чуть потоньше, помягче, но с похожей сутью. Вполне возможно, что на заоблачном, подсознательном уровне происходило вливание этого негатива в сознание Темы. Краев не исключал этого, потому что ему всегда требовалось время, чтобы расположить к себе сына, после пребывания того с бабушкой. Вечером, когда Краев возвращался с работы, ему навстречу выкатывался неестественно возбужденный, но колючий, словно ежик, шар. Потом лишь опускались взъерошенные колючки, и показывалась любознательная мордочка.



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить