Михаил Чижов

нижегородский писатель

Онлайн

Сейчас 50 гостей онлайн

Последние комментарии


Рейтинг пользователей: / 317
ХудшийЛучший 
Содержание
Ныне и присно
Страница 2
Страница 3
Страница 4
Страница 5
Страница 6
Страница 7
Страница 8
Страница 9
Страница 10
Страница 11
Страница 12
Страница 13
Страница 14
Страница 15
Страница 16
Страница 17
Страница 18
Страница 19
Страница 20
Страница 21
Страница 22
Страница 23
Страница 24
Страница 25
Страница 26
Страница 27
Страница 28
Страница 29
Страница 30
Страница 31
Страница 32
Страница 33
Страница 34
Страница 35
Страница 36
Страница 37
Страница 38
Страница 39
Страница 40
Страница 41
Страница 42
Страница 43
Страница 44
Страница 45
Страница 46
Страница 47
Страница 48
Страница 49
Страница 50
Все страницы

Все сотрудницы, как одна, закричали:

-Покажите мне, покажите мне.

-Импрессионизм чистейшей воды, Клод Моне в молодости, - шуршали словами сотрудницы. Как они грели сердце матери.

В небольшом актовом зале, где обычно начальство проводило расширенные оперативки и крупные совещания, и куда Оксана принесла рисунки, высокий мужчина, сдвинув столы, стоя спиной к входной двери, что-то рисовал. Он для удобства снял пиджак и был в одной приталенной рубашке, выгодно подчеркивающей широкие плечи и… неестественную худобу.

«Что же ты исхудал-то, как», - сочувственно подумала неслышно вошедшая Оксана. А потом озаботилась: как же обратить на себя внимание. Рисовальщик так увлеченно двигал карандашом по линейке, обводя буквы на новогоднем плакате, что не слышал осторожных шагов. Он напевал: «Ты – моя мелодия, я – твой преданный Орфей…».  Оксана полюбовалась издали на чужой труд, а потом деликатно покашляла. Художник резко повернулся и, узнав Оксану, смутился. Она тоже вспомнила его, заместителя начальника бюджетного отдела, который изредка заходил в их комнату и просил дело то одного, то другого предприятия. Первое слово, что приходило ей на ум при редких встречах с ним, - «благородство».

-Здравствуйте, Оксана Кирилловна, - ласково произнес он простые, привычные слова, от которых у Оксаны неожиданно потеплело в груди: кто-то в управлении помнит ее имя и отчество.

-Вот, принесла для выставки рисунки сына, - слегка запинаясь, сказала она, протягивая руку с листочками.

-Так, так, - с интересом произнес мужчина, имя которого Оксана лихорадочно вспоминала, непроизвольно наморщив лоб. – Прямо «Бульвар капуцинок» какой-то. Под Коровина сделано. Кто же их этому учит в художественной школе?

-Никто, - поразилась Оксана тому, как мужчина быстро определил творческий уровень сына, - сам выдумал.

-Если сам, то молодец. Дети обычно копируют известных мастеров, а воображение приходит с годами. – Говоря, он внимательно изучал смуглое, продолговатое личико Оксаны, озабоченно вспоминающей его имя.

-Дмитрий Андреевич Краев, так меня звать, - пришел он ей на помощь, чем второй раз удивил Оксану. – Я хотя и не организатор выставки, но с удовольствием передам им рисунки вашего сына. Кстати, сколько ему лет?

Возможно, другая женщина посчитала бы этот вопрос неделикатным: по возрасту ребенка несложно подсчитать «секретные» данные о ней. Но прямодушная Оксана, не задумываясь, ответила:

- Тринадцать. Он у меня хороший мальчик, - неожиданно для самой себя добавила она, - еще занимается в секции тэквондо.

-Верю, - широко улыбнулся он и пристально заглянул ей в глаза. – А, что такое тэквондо?



Добавить комментарий


Защитный код
Обновить